Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
26 сентября 2018 г.

Важно быть человеку другом, пока он жив, а не тогда, когда он уже умер

(Фрэнсис Скотт Фицджеральд)

Блиц-хроники

Хроника десятая. О том, как вредно оставаться замку без хозяина

 
редоставив хитроумному сэру Брюсу и горячо преданной ему банде висельников сражаться за свободу юного княжича Стуся, перенесемся мыслию в старый замок, расположенный на склоне пологого холма, омываемого водами быстрой и чистой реки Феоны. В отсутствие сэра Брюса жизнь обитателей его родового владения невероятным образом изменилась — как это ни удивительно, к худшему.
 
Супруга рыцаря, леди Анна, каждый день сидела у окна в ожидании весточки от мужа. В те далёкие времена почта была голубиная, и письма, сами понимаете, приходили редко. Чтобы адресатам не так скучно было находиться в состоянии ожидания, в Полужицком княжестве развели голубей-рекламоносителей, которые доставляли абонентам листочки, где сообщалось, например, о том, что княжеские ученые изобрели новый вид гильотины, которая безболезненно отрубала приговоренному голову, чем облегчала страдания палача. Или о том, что шляпных дел мастер приглашает всех леди на новый показ, который состоится в лавке жестянщика в Гнутом переулке. Жена сэра Брюса очень сердилась, получая эти рекламные листки, и подумывала было распорядиться отгонять надоедливых рекламоносителей прочь, но они были точно такими же голубями, которые приносили письма от мужа, и, боясь ошибиться, она, сжав зубы и не произнося вслух слов, вертевшихся на языке, терпела эти рекламные штуки. Были все-таки мужественные женщины в те далекие времена...
 
В то же время, слуги и служанки сэра Брюса, почувствовав ослабевающее внимание к их персонам со стороны хозяйской половины, перестали добросовестно выполнять свои обязанности и довели хозяйство до ручки. В саду увяло все, что могло увянуть, а обряженные в голубую униформу из голубиных перьев подданные мышиного императора вероломно оккупировали территорию рыцарева амбара. Старому кровельщику, который день распивавшему виски в ближайшем кабаке, и невдомек было, что крыша в главной жилой части замка принялась протекать, чему поспособствовали проливные дожди, коих за последнюю неделю было как минимум два. Но зато каких! Истопник, подавшийся в лес за дровами, так и не вернулся. Поговаривали, что встретил он там дремучую старуху Люси, и та превратила его в дуб.
 
Холодно и сыро стало в замке. По ночам на подворье слышалось завывание голодных собак, коты решали свои интимные проблемы на ущербной крыше, вороны роняли краденый сыр прямо на головы полусонных домочадцев, вышедших справить малую нужду в дощатом сортире, и только по утрам, с последним петухом, грустный сонный дворник брал поредевшую в нижней части метлу, и все обитатели замка, повторяя про себя очень плохие слова, слушали взрывающие тишину ритмичные звуки: ширх-ширх, ширх-ширх...
 
(с) Drakosha
 
 
                Вязь
 
                Helmi
 
                А у нас наступил полный «энд». Голлувуд
                Обозначил столицей провинции Пси
                Городишко, где царствуют тощие псы
                И доверчиво бабушки Люси живут.
                А у нас погостил несравненный Хичкок.
                Узнаваем: камео. Неделю назад
                Неизвестный царапал бетонный фасад,
                написал терракотовым: время — ничто.
                С этих пор вдоль дорог воют ивы и страх —
                Собеседник для путника (бедная я).
                В ЖКХ режиссер не талант ни*** фига:
                Растереть бы его по альфреду и в прах.
 
                Чтобы включил хотя бы одну лампочку на улицах.
 
 
                Вязь 
 
                ChurA
 
                А у нас сегодня
                съехала крыша.
                А под крышей
                гнездились мыши
                Сорок девять мышат
                и мышонков.
                Все в голубеньких
                распашонках.
                Тут, как раз
                приключилась
                гроза.
                (бог кого-то решил
                наказать)
                И чего ж ему ещё
                делать,
                если он постоянно
                в белом?
                А мышонки все
                в голубом.
                Вот и скинул он
                крышу с дома
                И отсюда звучит
                морал:
                чтоб никто вас
                не наказал
                и чтоб жить было
                не опасно —
                облачайтесь в белое
                или — красное…
 
 
                Вязь 
 
                ole
 
                а у нас, ты не поверишь, дождь.
 
                пожелай мне пуха и пера,
                посули мне рыбьей чешуи.
                пусть последней осени игра
                нас разделит на фашистов и своих.
 
                а у нас (опять не веришь) дождь.
 
                в здешнем центре питерских болот
                рай для мошкары и комаров.
                у меня в прихожей сохнет зонт,
                завтра, видимо, намокнет вновь.
 
                кто фашист, кто свой — не разберёшь,
                будоражит кровь единый ген —
                это осень, это сумрак, это дождь,
                не поймёшь,
                кто взял кого в осенний плен.
 
 
                Вязь 
 
                Volcha
 
                А у нас (захлебнулась дождём) обещания
                Света, тепла, и горячей воды между днём...
                И метла
                Ширхи-ширх (наметает чарльстон) и соседи,
                Мой гнев безграничен — сверло им в башку!
                Охрани,
                Ангел хрупкий, мой призрачный дом, удержаться
                На грани любви помоги (отомщу им потом)…
                vis-à-vis —
                Я и я, и моя ипостась и с полсотни
                Моих воплощений в молчании — тихий экстаз...
                Вообще...
 
 
                Вязь 
 
                ole
 
                А у нас скучают почтальоны —
                нет у них работы, хоть уволь.
                Вот бы кто-нибудь прислал письмо мне
                или заказную бандероль,
                на худой конец, хоть телеграмму,
                пусть и на нездешнем, иностранном,
                например, из солнечной Гаваны.
 
                Открываю ящик — там реклама
                и счета за телефон и газ.
                Оплачу счета. Но почтальоны
                на работе, как в последний раз,
                пьют чаи — кто с мёдом, кто с лимоном,
                им не нужно выходить под дождь —
                незачем, никто не пишет писем,
                шар земной обынтернечен сплошь,
                и в конвертах нет ни грамма смысла.
 
 
                Вязь
 
                Helmi
 
                А у нас, похоже, из черных дыр
                Темноту пролил неопрятный бог,
                Или ворон ночи, роняя сыр,
                Карковатым хрипом пропел и сдох.
                Ничего. Наощупь найдем кайму
                Вдоль родных пробоин, проблем, прорех —
                По стежку, по крестику… Нас поймут
                Воронята черные — врать не грех.
                Из гнездовья колких и мутных рос
                Как домыслить свет сквозь возню небес?
                ...Кто бы знал, как птенчик во мне подрос,
                И с какой телеги сомнений слез.
                Покати-покатушки из мечты,
                Погляди — порадуйся на меня!
                После пляски бесовой день застыл,
                Вместо тысяч лиц — только ночь и я.
 
 
                Вязь 
 
                Volcha
 
                а у нас недостача
                большая
                списанию не подлежит
                недостача тепла
                и воды (без тепла кто нагрел?)
                но зато (кукарача!)
                ветшают
                сомненья, обиды и стыд
                в неликвидных домах
                отмирают (таков их удел)
                полированным счастьем
                сверкает
                под светом лучей новострой
                и заморские тётки —
                полушка с телушкой — не спят
                охмуряют вконец охреневший
                с щедрот их алтын
                отступил самовластья
                нависший
                призрАк под чужой немчурой
                и заводит алтын
                в заведения чад алтынят
                камасутра блаженства грядеши
                с Европою — круто на ты
 
 
                Вязь 
 
                Volcha
 
                А у нас ощенилась собака
                Четвёркой слепых драконят,
                На четвёртый же день
                (И заметьте совсем не восьмой),
                Разлепили глазища,
                Сквозь плёнку умильно глядят
                На мамашу, издавшую
                Слабый и сдавленный вой.
                Это с кем согрешила,
                Кому под скамьёй отдалась
                Ненасытная сука? Хвостатый
                Был малость не пёс.
                По осенним счетам
                Не цыплят посчитаем, а... хрясь!
                Врассыпную костяшки —
                Шипастый вихляется хвост.
 
 
                                Портал в Ристалище
 
 
 


1) Хроника семидесятая. О странностях астрологии
2) Хроника сорок третья. О связях с общественностью
3) Хроника сорок вторая. О лошадиных силах и ослином упрямстве
4) Хроника сорок первая. О Париже и парижанах
5) Хроника сороковая. О переломном моменте
6) Хроника тридцать девятая. О поисках себя
7) Хроника тридцать восьмая. О нелюбви к понедельникам
8) Хроника тридцать седьмая. О единственной функции
9) Хроника тридцать шестая. О житье-бытье
10) Хроника тридцать пятая. О потерянном и найденном
11) Хроника тридцать четвертая. О парадоксальности магии
12) Хроника тридцать третья. О решении всех проблем
13) Хроника тридцать вторая. О странностях общения
14) Хроника тридцать первая. О здравом смысле
15) Хроника тридцать первая (продолжение)
16) Хроника тридцатая. О любви и времени
17) Хроника двадцать девятая. О свободе и необходимости
18) Хроника двадцать восьмая. О преступлении и наказании
19) Хроника двадцать седьмая. О странностях ожидания
20) Хроника двадцать шестая. О сторонах и вариантах
21) Хроника двадцать пятая. О прелестях уличного пения
22) Хроника двадцать четвертая. О счастливом неведении
23) Хроника двадцать третья. О чудесах и возможностях
24) Хроника двадцать вторая. О преемственности
25) Хроника двадцать первая. О пропорциях и стандартах
26) Хроника двадцатая. О незваных гостях и новых землях
27) Хроника девятнадцатая. О бабочках
28) Хроника восемнадцатая. О фиалках и пошлинах
29) Хроника семнадцатая. О силе патриотизма
30) Хроника шестнадцатая. О силе иронии
31) Хроника пятнадцатая. О первом и последнем
32) Хроника четырнадцатая. Об истоках благодетели
33) Хроника тринадцатая. О городах и туманах
34) Хроника двенадцатая. О том, чего боится нечисть
35) Хроника одиннадцатая. О некоторых особенностях кошачьего характера
36) Хроника десятая. О том, как вредно оставаться замку без хозяина
37) Хроника девятая. О дальних дорогах и славных подвигах
38) Хроника восьмая. О парадоксах везения
39) Хроника седьмая. Об истоках фольклора
40) Хроника шестая. О селекции
41) Хроника пятая. Об отпущенном времени
42) Хроника четвертая. О том, как встречали лето
43) Хроника третья. О вечности искусства и свободном времени
44) Хроника вторая. Благочестивые рассуждения о почечной достаточности
45) Хроника первая. О парадоксах досточтимого сэра ХО-ХО
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Пирожковая

Ристалище

Стихотворение Весны 2018

Поэт Весны 2018

Камертон