Травяной сбор для сердца как укрепить стенки сосудов травяным сбором.


Поэтический турнир


Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 августа 2018 г.

Истину нельзя объяснять так, чтобы ее поняли; надо, чтобы в нее поверили

(Уильям Блейк)

Наши именинники


Обзоры

22.04.2009

Выпадая в Ветербург. О стихах отца Митрия

Ничего особенного — простота, хлеб с картошкой. Но дайте мне хоть один рецепт блюда, которое не надоест дольше, чем хлеб с картошкой...

Простота никогда не надоедаетОтвертка одним из признаков возраста считал «отсутствие блеска в глазах, когда мимо проходит женщина в однозначно прозрачных трусах». Если переложу эту мысль в область нетелесную, применив к себе, то для меня признаком возраста стало равнодушие к ярким, ядовито-блистательным образам в нервных стихах без ритма. Когда-то мне нравились битники. И Пушкин. Сейчас только Пушкин. Я начинаю стареть и становлюсь похожей на Отвертку, любившего Пушкина и не любившего битников. Поэтому, читая на сайте талантливые произведения новаторов-экспериментаторов, про себя отмечаю удачные метафоры, точные попадания звуком в суть вещей и явлений, но холодно закрываю страницу и тут же забываю об утомительном пиршестве беспорядочных строк. 

Вот поэтому мне захотелось немного написать о своих впечатлениях от нехитрых стихов отца Митрия. Ничего особенного — простота, хлеб с картошкой. Но дайте мне хоть один рецепт блюда, которое не надоест дольше, чем хлеб с картошкой.
 
В комментариях под стихами оМ кто-то вспоминает, что уже слышал что-то похожее. И похожесть эта хорошая, она позволяет не останавливаться, а говорить и говорить простые не надоедающие слова. Трогательно, по-детски горюя, хоронит какой-то богатей золотую рыбку в золотом унитазе. Читаешь, думаешь: то ли посмеяться, то ли слезу пустить. А может, он совсем и не богатей, а тот самый усредненный тип из ВЦИОМовских опросов. Золотой унитаз — это его среднестатистический стабильный комфорт, а смерть рыбки, которая может быть кем и чем угодно, незаметно и верно поддерживавшим сытый покой гражданина, заставила душу оголодать. Но голод этот, что и говорить, неудобен, и о нем проще забыть: «Спи спокойно, наш дружок родной». И вот эти примитивные человеческие игры с совестью как-то острее, гротескнее на фоне звукового сходства с лермонтовским «Ночевала тучка золотая...»
 
          Хоронили рыбку в унитазе...
          Жаль, конечно, мало пожила.
          Золотая рыбка, золотая...
          Эх, не все ты сделала дела!
          Мы ж земные, мы простые твари,
          Мы тебя совсем не берегли,
          О душе мы думали едва ли
          И просили то, чего могли…
          Вот дворец стоит теперь у моря,
          Вот и унитазец золотой,
          Только горе…
          горе, горе, горе…
          Спи спокойно, наш дружок родной...
 
Стихи оМ чаще всего не долговязые дети бессонниц, а короткие зарисовки, оставленные мимоходом, как будто случайно оказался под рукой компьютер.
 
          Я вчера взял и продал тело,
          Душа-девка стоит нагая.
          Все орут вокруг оголтело.
          Вот и всё, моя дорогая...
 
Или же:
 
          Тараканы здесь не живут,
          Побороли мышей и крыс,
          Отчего же то там, то тут
          Выпадаем с балкона вниз?
 
Вспомнилось когда-то любимое гумилевское:
 
          У меня не живут цветы,
          Красотой их на миг я обманут,
          Постоят день-другой и завянут,
          У меня не живут цветы.
 
Невеселость большинства стихов оМ не подавляет. Пессимизм их какой-то нетягостный, органичный. Да: и детство играет в ящик, и мир становится большой и ненастоящий, когда мы ездим по широким взрослым дорогам в манящие тупики, но тоска эта не безысходная, в ней еще живут ахматовские образы и еще не исчезла вера в то, что колодезным ведром можно черпать звезды.
 
          По улицам ходят негры,
          И мы к ним давно привыкли.
          Совсем не щекочет нервы
          Свечи огонёк из тыквы...
          Всё хитро перемешалось,
          А детство сыграло в ящик,
          И мир за окном (вот жалость)
          Большой и ненастоящий.
          И можно скрести по полкам
          Давно почерневший юмор,
          И греет, пожалуй, только
           «Король сероглазый», что умер...
 
                              ***
 
Порою хочется сбежать... туда, где лишь «Поиск сети»,
Зарыться в снега и пропасть... подальше от этих «ситИ»,
Где нет широких дорог в манящие тупики,
Но можно смешных сорок хлебом кормить с руки,
Где просто дрова и печь, а значит — будет тепло,
И где от нашей любви по лавкам детей полно,
Где есть душа у земли, и есть глаза у берёз,
И где в углу образа — не моде дань, а всерьёз,
Где можно ведром с утра в колодце черпнуть звезду,
Где я всё ещё живой, но очень скоро уйду...
 
                     ***
 
          Листая жизненный букварь
          однажды в декабре,
          Я понял вдруг, что как щенок
          застрял на букве «Б».
          Не знаю, что такое ...дь,
          не знаю слова «брат»,
          Значенье бедности давно
          пытаюсь я понять.
          Кто виноват, когда опять
          приходит слово «боль»?
          И, если в безрассудство впасть,
          получится ли роль?
          Я долго мучился без сна,
          но объяснить не смог,
          Что значит лично для меня
          простое слово «Бог»...
 
Сложности чувств к Петербургу становятся источником лучших стихов многих поэтов. Думаю, что это справедливо и в отношении лирики оМ. Но петербургская тоскливая романтика у него убита словами «Здравствуй, город вечных соплей», и мне это нравится — я впервые в жизни ржу над мрачным городом. Уверена, что когда через месяц буду подъезжать к Московскому вокзалу, процитирую эту строчку.
 
          Никогда не бывал здесь в ноябре... Или всё же бывал?
          Здравствуй, город вечных соплей,
          Серых дней и больших площадей.
          Как всегда, возвращаюсь назад...
          Ленинград...
 
          В ноябре даже ангел твой спит,
          Мёрзнут львы, у парадной штормит...
          К чёрту капли, здесь нужен хирург...
          Петербург...
 
          Мне бы вырезать сердца магнит —
          Вечно ноет и в город манит,
          Где матрос, зарываясь в бушлат,
          кроет матом Кронштадт...
          Петроград...
 
 
А сказка про город Ветербург — чудо, сдувшее меня с горшка праздности и окончательно убедившее в необходимости написать эту маленькую статейку.
 
          Есть город Ветербург, а может — Ливеньград,
          И люди там живут, шизея от наград —
          То с неба Звёздный дождь, а то — метеорит,
          И то душа поёт, то голова болит...
          И кажется, что жизнь прекрасна и легка,
          Но налетает шквал, сдувающий с горшка,
          Потом ещё сильней — цунами и потоп,
          И табунами туч, потоками в галоп,
          И молятся тогда простые ветроградки,
          Прижухнут дети их, мужья клянут порядки...
          И где-то далеко в короне звёздной пены
          Рождается мечта и светит непременно...
 
И закончу обзор стихом, достойным отдельного разговора. Он вырывается из отцемитриевской ленты, он не похож на сдержанные строки остальных стихов, в нем нет ни спутницы-иронии, ни смиренной печали. Это стих-трагедия, расшибленный лоб и истерика. Даже не знаю, как к нему отнестись — голосуя за силу порыва, откровенности, одержимости или против финальной безысходности, беспросветности. В любом случае, как сказал Антон, это поступок, и далеко не каждый на нашем сайте на него способен.
 
          Пускай отец, но я же не святой...
          На мне зияют также язвы мира —
          Сомненья грех, отрыжка после пира,
          И передоз, и ломка от любви земной...
          Здесь откровенья шлюх, богов измены,
          И лезть на потолок, и резать вены,
          И в зеркало так хочется плевать,
          И крикнуть образам: «Воистину насрать!»
 

Автор: Елена БЕССАРАБОВА (bess)


← ПредыдущаяСледующая →

26.05.2009
К западу от одиночества

24.03.2009
Железнодорожный сплин, или Море, которое мы проспали

Читайте в этом же разделе:
24.03.2009 Железнодорожный сплин, или Море, которое мы проспали
16.03.2009 О «непонятностях» в стихах и новых авторах на Решетории
15.02.2009 Очень странное явление...
15.01.2009 Плоть опечалена...
23.12.2008 Время, глядящее сквозь ёлочные шары

К списку


Комментарии

22.04.2009 03:26 | Cherry

ого!

22.04.2009 07:28 | борис

уж слишком дифирамбно.
темы еще могут впечатл
ить, но изложение?
"Золотая рыбка, золотая...
Эх, не все ты сделала дела!"-
в унитазе что-ли?
"Тараканы здесь не живут,
Побороли мышей и крыс,"
кто кого поборол?
и т.д.

22.04.2009 11:16 | Кот

Наконец то...

22.04.2009 11:19 | Кот

Наконец отца Митрия разобрали. Я уж не говорю о том, что статья Бесс - это событие. Спасибо.

22.04.2009 13:12 | :)

Лен, умница! Это уже давно пора было сделать! Признательна тебе за столь чудное событие - обозрение островков оМитрия

22.04.2009 17:42 | Кот

Да, рыбку, конечно, не богатей хоронит - в крайнем случае внезапно разбогатевший бедняк - это очень правильно подмечено.

22.04.2009 18:18 | bess

да уж, событие. сто клятв себе давала меньше работать и начинать думать и писать, но как только сбавишь обороты, все идет кувырком.

23.04.2009 23:33 | oMitriy

О! Похоже я попал в историю. Лена прошла очень близко.
"Мой друг, мы одинаково распяты
В координатах Смерти и Любви..."
Спасибо.
А про блеск в глазах я позже расскажу, чтобы общую картину не ломать :@) оМ

23.04.2009 23:48 | bess

товарищ отец, какое замечательное цытатко

Оставить комментарий

Имя *:
E-mail:
Текст комментария *:
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Стихотворение Весны 2018

Поэт Весны 2018

Автор года 2017

Произведение года 2017

Камертон