Поэтический турнир


Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
11 декабря 2018 г.

Гений всегда боится, что он отчасти графоман, графоман никогда не сомневается, что он – гений

(Константин Паустовский)

Наши именинники


Обзоры

26.06.2013

Внимание! Говорит и показывает «РешTV»... Выпуск — май 2013. Часть вторая

Продолжаем майский выпуск научно-развлекательного тележурнала «Больше слов»...

                              ...Продолжение. 

                              Здравствуй, весна! 

Обозреватель: И я вновь, после непродолжительной рекламы, приветствую всех авторов и читателей научно-развлекательного журнала «Больше слов» в студии телеканала «РешTV». Напоминаю, что наш выпуск посвящен обзору произведений, опубликованных на Решетории в мае. В первой части программы вниманию читателей и экспертов уже было предложено несколько замечательных творений, созданных решеторянами. И я хочу вас заверить, что ее вторая часть будет не менее увлекательной, интересной и познавательной, а представленные в ней произведения — не менее талантливы. Итак, мы продолжаем. И я приглашаю на эту сцену автора, чьи стихи очень люблю за необыкновенную красоту, изысканность и утонченность. Встречайте — NEOTMIRA со стихотворением «Сны запоздалой весны»:
 
                              Мерцание                             
 
                              Мерцает жемчужина матовой грустью луны,
                              В лугах благодать и покоем полны небеса,
                              Темнеют и блекнут в тени предзакатной леса,
                              Встречая печальный привет запоздалой весны.
                              Не движется воздух висит над дорогою пыль,
                              С туманом сливаясь... Тускнеет заката кармин 
                              Все ближе безмолвная ночь и волшебные сны…
 
                              Хмельной аромат, но прогорклый на вкус, как ваниль,
                              Потоком течет по пространствам бессвязных картин,
                              Пронзаемым нитями звездных лучей волосам,
                              Ковром кандыков покрывая унылый пустырь,
                              Проклюнется жизнью из самых бездонных глубин,
                              Сыграет ноктюрн, открывая пути чудесам,
                              На лунном вишневом гобое певце тишины…
 
                              Я вновь возвращаюсь назад, в бесприютную быль,
                              Оставив мелодию в царстве полночных руин.
                              Как чутки и трепетны сны запоздалой весны…
 
Стрекоза: Виталий, как здорово, что вы завязали с японским империализмом. Очень хорошее стихотворение.
 
Автор: Спасибо! Не совсем завязал — каскады будут еще, наверное... Но в европейской поэзии больше простора для фантазии, вы правы!
 
Муравей: Такое некрасивое название у красивых цветов... Но стих они, конечно же, украсили, как и подобает всем цветам... Густой узор в вашем стихотворении, Виталий!..
 
Автор: Спасибо, Муравей! Сибирские такие цветочки — кандыки, да. Учитывая всего четыре не оригинальные, весьма заезженные рифмы... Буду думать над тем, как рифм на шесть хотя бы, такие «сонетоподобные семнадцатистрочники» писать. Хочется отработать экспериментальную форму. Катренами, что ни пиши, лучше Сергеича не напишешь. И ведь ругают, если похоже на него!
 
Обозреватель: И не говорите, Виталий... За что у нас только не ругают поэтов: и если похоже на него, и если — не похоже. А нужно просто писать, по-моему, что душа велит, и поменьше слушать всех этих ругальщиков да советчиков. За исключением наших многоуважаемых экспертов, разумеется — они всегда по существу высказываются и конструктивно. Хотите прочесть нам что-нибудь еще?
 
Автор: О, с удовольствием! Стихотворение называется «Ооооооо!!!»:
 
                              Одиночество
 
                                              Меланхолии цвета амазонита
 
                              Одиночество мое явственно 
                              Оглянусь неожиданно, вдруг...
                              Одиночество твое женственно 
                              Отвернулся сердечный друг...
                              Одиночество предначертано 
                              Обреченным изведать мук...
                              Одиночество Его подлинно...
 
Муравей: Тема одиночества не раскрыта. Она здесь не ушла дальше XVIII века даже. Велик соблазн сказать, что Гёте расшарил не только эту тему, но за эту тему брался любой поэт любого времени, в ней сделано уже столько, что можно было хотя бы обратить внимание на сделанное. В каком направлении идти дальше, решает автор — автор не пошел. Это сложный вопрос — а нужно ли идти дальше? И ответ на него зависит, как это ни странно, лишь от амбиций автора. И еще, не подскажете, чем отличается «неожиданно» от «вдруг»? «Предначертано обреченным» — сахар сахарный. Ну, пафосик такой. А не замахнуться ли мне?..
 
Автор: Предначертано (а еще и Кем-то!) — одиночество, а муки не только от одиночества бывают, все же нюанс. Обреченность — это слово, означающее осознание ЛГ факта предначертания, часто пишут так, характеризуя взгляд, позу, выражение лица ЛГ. Согласитесь, что «предначертано» не употребляют таким образом. Такие же нюансы есть и в «неожиданно, вдруг». В слове «неожиданно» скрыто присутствует тот (или та), для кого факт оказался неожиданным. Слово «вдруг» совершенно безлично. Вашу последнюю фразу не совсем понимаю, или совсем не понимаю...
 
Стрекоза: Одиночество Его — подлинно... Меловой замыкает круг.
 
Автор: Спасибо! Очень интересная идея вами предложена! Но гигантская фигура Ахмадулиной помешала мне до круга закруглиться.
 
Стрекоза: Я ожидала ассоциации... Но не этой — «как холодно ты замыкаешь круг...». А брехтовской — «Кавказский меловой круг»...
 
Автор: Увы! Плохо знаком с Брехтом! Буду исправляться!
 
Обозреватель: Ну, какие ваши годы, Виталий, как говорится. Еще многое и многое — впереди. Я вам этого от всей души желаю! Спасибо вам за стихи и за то, что искренне делитесь своими мыслями и чувствами с нашими читателями, среди которых — огромное количество поклонников вашего таланта, к коим, кстати, я отношу и себя. Приходите, непременно, к нам еще. А тем временем у нас в гостях завсегдатай программы, автор, чье мастерство неизменно оттачивается с каждым новым, написанным ею стихотворением, к неописуемому восторгу ее многочисленных почитателей, разумеется. Встречайте — nata и ее «Шкатулка»:
 
                              Шкатулка
 
                              тик-так-тик-так-тик-так
                              быстрей стучит сердечко
                              как будто может так
                              ускорить бег часов
 
                              под музыку пружин
                              смешные человечки
                              друг к другу семенят
                              чтобы прощаться вновь
 
                              вот снова на столе
                              старинная шкатулка
                              и вновь повернут ключ
                              невидимой рукой
 
                              тик-так-тик-так-тик-так
                              стучит сердечко гулко
                              я начинаю путь
                              чтоб встретиться с тобой
 
                              чуть прикоснусь рукой
                              невидимая сила
                              нас понесет назад
                              чертя привычный круг
 
                              но это все потом
                              ну а пока мой милый
                              я топаю к тебе
                              тик-так-тик-так
                              тук-тук
 
Стрекоза: Ната, у тебя чуть изменились стихи, они, как кипяток, и я бы с удовольствием выпила бы чай на этом кипятке!
 
Муравей: Да, музыкально. Готовый хит. Только вот: «чтобЫ», но это пустяк...
 
Обозреватель: Да, красиво: «тик-так-тик-так, тук-тук». Действительно — очень музыкально! Спасибо вам, Ната, за эту мелодию любви и надежды, которую вы щедро подарили всем нам. Проходите, пожалуйста, в зал, располагайтесь, поскольку мы продолжаем. Под прицелом телеобъективов — CicadasCatcher, со своим новым стихотворением «На безмузье»:
 
                              Безмузье
 
                              Каким бы ни был февраль заманчивым,
                              агенты музы с тобой сухи.
                              Подсунут райдер, в котором значится
                              с полсотни вычурной чепухи:
 
                              чернил флакончик ополовиненный;
                              сухой листок на шестой главе;
                              простой сюжет с непростой извилиной;
                              слеза мужская, скупая, две…
 
                              И будь, как знаешь, крутись, как можется,
                              пиши запоем, вживайся в роль.
                              А утром совесть достанет ножницы
                              и отчитает тебя под ноль.
 
                              И только то, что никак не высказать,
                              она оставит. Приняв урок,
                              ты с пущим рвением станешь сызнова
                              латать пробоины между строк.
 
                              И на сто-дцатом витке падения,
                              переиначивая слова,
                              ты вдруг почувствуешь кожей тень ее.
                              Налетом, мельком, едва-едва.
 
                              Улыбкой прыснешь (похоже, нервное):
                              без музы, как ни терзай строфу,
                              стихи охота за полумерами,
                              а с ней напрасное «voulez vous…»
 
Стрекоза: О, Ловец, ты снова здесь и с прекрасным стихом!
 
Автор: Спасибо, Стрекоза, с теплом. А стихи нонче редкость, да.
 
Муравей: На безмузье и...?
 
Автор: И всё! Чего-то не хватает?
 
Муравей: Да нет, всего хватает. Я не про название... Думал, уловите мысль. Ладно, не суть. Хорошая работа, Дмитрий! Явно без Музы не обошлось. Хотя, и аллергия у мну на «хлебнуть чернил и плакать», да и на муз тож.
 
Автор: У мну тоже некоторая ихова неперевариваемость, но, как гриться — клин клином.
 
Обозреватель: Воистину — подобное лечи подобным! С этим трудно не согласиться. Спасибо вам, Дмитрий, за прекрасное, глубокое, живое стихотворение. Желаю вам взаимопонимания в творческом союзе с вашей Музой и в дальнейшем, чтобы мы могли еще неоднократно встретиться с вами в этой студии. А на этой сцене — мастер передачи звука и тишины, цвета и света, художник, который рисует словом... Helmi, состихотворением, название которого только лишний раз подтверждает мои слова: «Три разных цвета»:
 
                              Краски мира
 
                              КРАСНЫМ
 
                              Лес выжжен.
                              Цвет выжат.
                              Брат рядом.
                              Пить? Надо.
                              Лицо — в глину.
                              Ползем. Длинной
                              очередью
                              смерть корчит
                              судьбу
                              твою
                              и мою.
                              Вот… Близко.
                              Плеск. Низкий
                              Куст.
                              Жизнь — вода. Да.
                              Цвет?
                              Там…
                              Выше?
                              «Наши!»
                              Тела, ноги…
                              Вода слышит
                              стоны.
                              Мала ниша
                              для крика…
                              Огонь!
                              Голову — ниже!
                              Нам же — жить.
                              Пьем.
                              Красную.
                              Воду кровавую.
                              Простите.
                              Вот братство
                              по крови.
                              Вы — до последней
                              минуты
                              мои
                              братья
                              кровные.
                              И
                              последний из нас,
                              выживших,
                              приползет на
                              берег
                              вам
                              поклониться.
 
                              СИНИМ
 
                              Синим
                              потерянным бисером,
                              серенадою ввысь,
                              надо бы отыскать
                              твои
                              дальние клады.
                              Вниз
                              в адово не спустись. Но мне
                              надобно знать, где
                              в тихой тайной воде —
                              ты.
                              О чем ты молчишь — мне.
                              Сгорели в белом огне
                              страхи незваных бед,
                              Тщетной надежды след
                              и
                              ранних предчувствий свет.
                              Не отражаю блеск
                              твой,
                              я не прошу «приснись»,
                              даже — не прикоснись.
                              Только до дна глаз
                              Позволь
                              заглянуть хоть раз.
                              Прежде,
                              чем ты день выменял
                              на мое имя.
 
                              БЕЛЫМ
 
                              Потерялось время — белые ночи.
                              Ворон грусти бремя мне напророчил.
                              Между днем и утром нет расстоянья,
                              Заблудилась мудрость между словами.
                              Нет границ с таможнею перед сомненьем,
                              И солдаты звездные выпили зелья —
                              В отпуске до осени неба бездельники.
                              День жарой протяжною солнце дарил мне,
                              Ночь секреты важные вслух говорила:
                              Не теряйте в призрачном жемчуга нити, —
                              Кто-то кем-то выбранный, не пропустите.
                              За словами будними смысл не теряйте,
                              В час без полнолуния не сомневайтесь.
 
                              …Воздухом, пронзительно
                              Влажным и свежим,
                              Тишиной укутана
                              Белая нежность.
 
Стрекоза: Красивый «бесик» получился! Ну, в смысле — бело-сине-красный... А особенно третье глянулось.
 
Автор: Пасибо, Стрекоза. Слово слышу впервые. Забавное. А про третье... Это как у тройняшек: одна симпатичней, но другие две сестры тоже замуж хотят.
 
Муравей: Просто у нас красный, где у всех голубой. (с)
 
Автор: Красный — ruskei (кар. яз.)

Муравей: Интересуясь всякой финно-угорской словесностью, замечу, что в карельский обозначение цвета «красный» пришло, видимо, не от названия нации «русский». А скорее, от общего индоевропейского словца, типа, rouge, rot, rudy, рыжий, наконец, А с «русским» это просто совпало. Название нации произошло не от обозначения цвета. От чего конкретно, не могу сказать, и никто точно не скажет, но не от цвета точно. Самые вероятные версии никакой цвет в виду не имеют. Простите великодушно, я просто тоже позволил себе немного поумничать. Только от интереса к вербальному искусству ваапще. А то, что красный цвет по-карельски именно так, за эту информацию большое спасибо.
 
Автор: Ну, это вы погорячились — «не от цвета точно». Это одна из версий этимологии слова «русь» у В. Паранина. Когда-то стороны света обозначались цветом: красный — юг, черный — север, голубой — восток и белый — запад. В «Калевале» воюют за Сампо северные и южные финно-карельские племена. То есть, ruskei — это древняя варяжская Корела, окруженная водой. Отсюда, собственно, и упоминания путешественников арабов (I тысячелетие н. э.) об острове Рус, ар-Русия. И  в «Повести временных лет», и ссылка на русов-норманнов (у Фасмера), потом, через кар-фин — заимствованы в коми, удмуртском. А русский в переводе на карельский — venäläinen. От слова vene — лодка. То есть, те же русы, не имеющие своей земли, кроме острова, и на кораблях совершающие набеги аж до Каспия. И еще — sija место (кар. и фин.). Rus sija. Я, пожалуй, никогда не скажу «не от этого точно». Почитывая Калевалу в оригинале, найдется еще много-много похожестей. Вопрос в том, что я не лингвист. Даже господин Чудинов утверждает, что этимология штука опасная — мало искать созвучия, предполагаемый состав слова. Надо бы еще и историю фонетического развития языков знать, тенденции, так сказать. А то разобьем на части сегодняшним слухом, а было на самом деле не так. И без привязки к истории с языком невозможно разбираться. И что делать, когда летоисчисление, и то — сомнительно? Поэтому, извольте — не соглашусь с вами.
 
Муравей: Благодарен премного за ценную информацию, опять же. Я из нее просто извлек подтверждение, что гоняцца за некоей истиной в вопросах топонимики — весчь неблагодарная и крайне иррациональная, ей-богу. Сколько исследователей, столько и теорий, одна другой хлыщще. Я вот тоже читал подобные книжки... Но ни в одной вышесказанного не видел. На память, самая правдоподобная версия — верно, из финского — то, что Русь — это от фин. ruotsi, тоисть, как у них называецца чисто Швеция. Древния горячия финския парни так называли подавшихся на юг своих западных соседей, призванных княжить на наши родные просторы. Я так это представляю: некий Juukki спрашивает некого Peetti: а че там, Peetti, у нас на полуденной стороне-то находицца? Да че, — через полчаса лениво отвечает Juukki, — известно че... ruotsi (которые, как где-то слышал Peetti, туда ушли по своим делам). Другие две версии — это от самоназвания некого вымершего ныне племени прибалтийских славян, которые назывались «росами». Там и река у них была рось. И еще есть южная версия, что некое аланское племя иранского происхождения также называлось. Оно воцарилось где-то в районе нынешней Ростовской области... Ну, этого словесного хламу набрать, сами понимаете, легко. А у меня, в связи с этим, к вам вопрос: не читал я, конечно, Калевалу... скажите, какой остров имеют в виду арабы, что сие за ар-Русия?.. Я подумал... не догадался. Еще одна заумь: у наших эстонских братьев русские называются venelane, Россия — Venemaa, да... Но, по моим сведениям, это от названия прибалтийского славянского племени венеды, а от лодки — ??? Впрочем, может они там все поголовно были лодочниками? Вопщем, тут к чему не привязывай, одно словоблудие выходит, да-с.
 
Автор: Остров этот — Карельский перешеек. Между Ладогой и Финским заливом реки Нева и Вуокса (ранее соединялась) образовывали вполне даже остров. Адрес вполне близкий к истине, если вспомнить Рюриков. Вот фрагмент из статьи А. Попова к книге «Дорогие ценности» (903 или 923 годы; запечатленные в ней события ученые относят к 870-м, примерно, годам) Абу Али Ахмеда ибн Омара Ибн Русте: «Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на коем они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый Хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают... Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян... Единственное их занятие — торговля соболями, белками и прочими мехами...». Конечно, соглашусь с вами, что источников великое множество, и оспаривать какую бы то ни было версию — не моего ума дело. Профанаций и среди занятых искательством более, чем достаточно. И противоречивых и националистских тенденций — пруд пруди. Я могу с уверенностью заявлять только о нескольких поколениях собственных предков. Далее следы теряются в пыли времен.
 
Муравей: Спасибо, Helmi. Нащёт острова Руссия я понял... Только это не исключает высказанную финскую версию, потому как варягов призвали на княжение, ну немного пораньше... Лет на десяток, наверное (860-е годы, штоле). Умный араб мог уже видеть оседлых шведов в качестве русов. А дань со славян они, конечно, брали, и бесчинствовали тоже, надо полагать, зело... Средневековье все ж. Хакан, кстати, такое шведское имя есть щас. Вот потерялась у меня эта книжка, которой я как-то больше доверял, там все даты и источники были, в том числе и арабские... Но я тут давеча, готовясь к этой программе и встрече с вами, извлек другой фолиант. Там ссылаются на историка А. Кузьмина по поводу происхождения и варягов, и русов... Много всего. И там я тоже вычитал, что островом Руссия также, бывало, назывался известный ныне немецкий о. Рюген, ранее такой конклав прибалтийских русов. Ещё — ну столько, оказываецца, племен в этой штопаной Европе носили похожие имена, что сам черт, прости, Господи, не разберет... А куда уж нам-то?
 
Автор: Vene лодка, ладья maa земля. Тут вопрос — чье имя впередее — племя от лодки или лодка от племени? Мне кажется — первое. Все плавают — точно. После ледника тут, на нашем севере, вода, камень и леса. Пешком — никак.
 
Муравей: Ну, здесь вы, видимо, правы. Поголовные лодочники, да-с. И Венецию, кстати, основали они же. А как в Венеции без лодки? Прозябание одно, а не жысть. А ваш-то Север я видел очень хорошо, и прекрасно представляю Карелию. Жил долгое время на юге Мурманской области, поэтому места сии люблю и имею голубую мечту как-нибудь, по возможности, их посетить еще разик хотя бы.
 
Автор: Приезжайте непременно!
 
Обозреватель: Вот это познания, вот это я понимаю! Я столько для себя нового почерпнул. Спасибо, Хельми, спасибо, Муравей Муравьедович. Стрекоза Музовна, вы хотели бы высказаться по поводу стихотворения?
 
Стрекоза: Познания-то познаниями... А вот скажите, неужели никто не увидел братьев по крови? Меня этот образ в стихе просто убил.
 
Автор: Достаточно уже убитых — жить надо. Знаешь, Стрекоза, одно-два слова в стихе не делают его целиком стоящим. Этот вьюношеский триоэксп — этюд. Стрекоза, все нормально. все всё видят, только мало этого для...
 
Обозреватель: Налицо — муки творчества и сомнения большого художника. Это делает честь автору, ибо сомнения — неизменный спутник таланта, и более того — они являются самым сильным стимулом для движения вперед. Лена, спасибо вам за прекрасное, глубокое стихотворение, будем, с нетерпением, ждать от вас новых, колоритных работ. А, может быть, вы хотели бы прочесть нам что-нибудь еще сейчас?
 
Автор: Если время позволяет, то я — с удовольствием!
 
Обозреватель: Прошу вас! А со временем у нас взаимопонимание — по умолчанию...
 
Автор: Надо же, как интересно вы сказали... Именно так и называется мой новый стих — «По умолчанию»:
 
                              Молчание
 
                              А вот и я. Немая и ничья.
                              Спешу продлить закат холодный, мутный.
                              Если смотреть, не прерываясь, утро
                              чересполосицей вздремнувшего вранья
                              придет с востока. Сумеречен час,
                              что ночью назван серенький, короткий.
                              Лежишь, и думаешь: такой ли правды кроткой
                              Тебе хотелось? Профиль и анфас
                              Запечатлен на фоне ночи белой.
                              Ты так старалась ничего не делать,
                              Что без тебя за лесом солнце село.
                              Немое, не мое.
 
Стрекоза: Думаю, я не все поняла, но пробрало — до слез.
 
Автор: Верю, что не поняла, но утешаю виртуально: ЛГ-иня не бросилась с обрыва, не утопилась в реке. Чего только не померещится белой ночью.
 
Муравей: Думаю, я понял.
 
Автор: Не может быть!..
 
Муравей: Канешшшна... Но вашей вины в том нет.
 
Стрекоза: «Ты так старалась ничего не делать, / Что без тебя за лесом солнце село» — это что-то невероятное.
 
Автор: Спасибо, Стрекоза.
 
Муравей: Да, здоровское!
 
Автор: Здорово.
 
Стрекоза: Чойта оборотилось, не бейте сильно...
 
И вот она. Не маясь у ручья
С ведром перед рассветом не утонет
В тумане грез. Немая и ничья.
На хрупком псевдо-кварцевом изломе
Меж тьмой и светом застревая, льет
Потоки мутных мыслей полноводных.
Рыбак-рассвет закинул в них намет,
В надежде на рыбешек благородных.
Но Солнце озарило лишь мальков,
Да раков на попятную ползущих.
Не майся тем, какой сейчас улов,
А думай о сокровищах грядущих.
 
Автор: Блеск-оборотка! Я бы даже усилила:
 
в ведре перед рассветом не утонет
не потому, что мысли на изломе,
а потому, что мутноват и томен
бред графодамский мелкого рачья.
 
Спасибо, Стрекоза, Муравей, Володя. Спасибо вам!
 
Обозреватель: Да, полна талантами Решетория... Лена, это вам спасибо!.. Проходите, пожалуйста, в зал, располагайтесь. А сейчас, на эту сцену я приглашаю автора, чьим жизненным кредо является фраза из пьесы «104 страницы про любовь», написанной Эдвардом Радзинским в 1964 году: «Хорошо бы все люди лет на пять замолчали. Вот тогда у всех-всех слов появился бы снова большой смысл». Встречайте — Shimaim и ее замечательное стихотворение «Мадлен»:
 
                              Мадлен
 
                              она в нежном, как небо,
                              платье:
                              белыми облаками розы на голубом.
                              я смотрю на нее
                              а вижу — твое лицо.
                              я дышу, вдыхаю, будто не воздух —
                              вино
                              и пьянею.
                              и мне уже как будто бы… все равно.
                              но цепляюсь, словно не за ее,
                              а за твой взгляд:
                              «Ave, Caesar!
                              morituri te salutat!»
                              она смеется, как ты,
                              а может это просто гипноз.
                              знаешь, Мадлен, я устал задавать небу один и тот же вопрос,
                              я устал.
                              совсем как тот последний герой.
                              но почему,
                              почему я с ней, а не ты со мной?
 
Стрекоза: После цитаты Радзинского, что же тут скажешь?.. Действительно, иногда нужно и промолчать...
 
Муравей: Это точно... Промолчать или помолчать. И тогда — у слов появится снова большой смысл.
 
Обозреватель: Уважаемые эксперты, как же вы правы... Лара, почитайте нам что-нибудь еще, пожалуйста.
 
 
                              Дега
 
                                                                        «Така як ти
                                                   Буває раз на все життя
                                                                        I то із неба.
                                                                          Така як ти
                                            Один лиш раз на все життя
                                                       Не вистачає каяття,
                                                           Коли без тебе я…»
                                                «Така як ти» Океан Ельзи
 
                              улетаешь.
                              в море небесное
                              серое —
                              запруженное медузами облаков —
                              отрываясь острыми
                              то ли локтями
                              то ли коленями
                              от меня —
                              вмиг осиротевшего
                              в череде дней, где между вдохами
                              года ожиданий твоих
                              междугородних звонков;
                              улетаешь.
                              в ненавистное
                              море
                              небесное
                              и лопается очередная струна
                              сердца,
                              выдыхая посмертное
                              си-бемоль;
                              улетаешь.
                              жадно взглядом вычерчиваю
                              в блокноте неба
                              манящий
                              как карандашный набросок Дега
                              плавный изгиб
                              шеи —
                              излом губ —
                              взмах тонкой кисти руки —
                              и запереть бы тебя,
                              приковать накрепко
                              к прикипевшему сердцу — что птица
                              с подрезанными крылами
                              отныне
                              и вовеки —
                              хранит тебя
                              вопреки…
                              но.
 
                              ты
                              улетаешь.
 
Стрекоза: Пять лет я, конечно, молчать не смогу, а потому скажу все же пару слов прямо сейчас: я слишком большого мнения от вашей поэзии... Чувство композиции с прекрасной сортировкой аплодисментных слов. Умница!
 
Муравей: Да, хорошо. Несмотря на «струну сердца», несмотря на «птицу с подрезанными крылами» Общая картинка хороша. Оно легкое, как те самые медузы, и мимолетно, как персонажи с картин того самого Дега. К технике претензий нет, и не могло быть, наверное. Мало, что, вообще, можно об этом стихотворении сказать, кроме того, что оно — приятное.
 
Обозреватель: Да, трудно подобрать слова, чтобы передать мысли и чувства, которые испытываешь, читая произведения этого замечательного автора. Спасибо вам за них. И... — с дебютом в нашей программе! А сейчас на сцене наш постоянный гость Cherskov со своим новым стихотворением «Вождь Швабра»:
 
                              Вождь
 
                              Ты просила:
                              — Возьми меня
                              На охоту, на волю, в ночь...
                              Будем волчьи шкуры менять
                              На патроны, соль и вино.
                              Забери меня в свой шалаш,
                              Я хорошей стану женой —
                              Ты забудешь своих шалав,
                              Не захочешь жизни иной.
 
                              Я ответил:
                              — Зачем тебе
                              Покидать свой уютный дом?
                              Я останусь с тобой теперь,
                              Мне не важно, что было до.
                              Пусть развалится мой вигвам,
                              Одинокий умрет очаг —
                              Небо озера Мичиган
                              Не начало моих начал.
 
                              Я тогда был совсем большой,
                              Не такая вошь, как теперь —
                              Руки помнят ружье,
                              Еще —
                              Руки знают, как плачет зверь.
 
Стрекоза: Хотелось бы услышать этимологию имени вождя.
 
Автор: Стрекоза, я имя вождя позаимствовал из «Над кукушкиным гнездом».
 
Стрекоза: Да? Не помню, кстати, его имени, надо же, а фильм — в моей коллекции самых сильных фильмов...
 
Автор: Советую книгу прочитать — фильм, даже такой хороший, не сравнится.
 
Стрекоза: Может, «сердце знает» лучше будет, чем «руки знают»? А вообще — очень интересно, понравилось. Немного еще «шалавы» смутили, откуда они взялись? Кстати, что же она ответила Швабре?
 
Автор: Стрекоза, «руки знают» — это о том, когда плачут, закрыв лицо руками. Скрытый образ, конечно. Возможно, что слишком глубоко копнул.
 
Муравей: Рифмы симпатичные.
 
Автор: Спасибо, Муравей.
 
Обозреватель: Это вам спасибо, Сергей, за то, что вы, из раза в раз, приходите к нам со своими новыми красивыми и, одновременно — очень серьезными стихами. Не изменяйте, пожалуйста, этой прекрасной традиции и впредь.
 
Автор: Не все, к сожалению, зависит от нас. Но я буду стараться.
 
Обозреватель: А мы будем неизменно ждать вас в этой студии. И вновь у нас в гостях — дебютант программы. Я хочу представить вам автора, человеческие качества которого мне очень импонируют, это мой коллега-обозреватель, хранитель решеторианской «Шкатулки», замечательный поэт, талантливый художник, тактичный, уравновешенный и рассудительный SukinKot. Здравствуйте, Сергей.
 
Автор: Здравствуйте, Володя. Мое почтение, господа эксперты, уважаемые авторы. Вы все, без исключения, мне также весьма симпатичны, как симпатична и ваша программа.
 
Обозреватель: Спасибо! Это приятно слышать от человека, знающего толк в поэзии и литературе в частности, и в искусстве вцелом. Я уверен, что вы пришли к нам сегодня не с пустыми руками. Что вы нам прочтете?
 
Автор: Свое новое стихотворение, которое называется «На птичьих правах»:
 
                              Вечность
 
                              Притаилась, припав к земле,
                              Как пружина застыв на миг.
                              Ловят хищницы голубей,
                              Чтоб они не писали книг,
                              Не носили благую весть,
                              Не вурлыкали во дворах.
                              Бедный голубь, не бойся: здесь
                              Мы на птичьих живем правах.
                              ***
                              Через воздух прозрачный и острый
                              Только туч суетливых сонм.
                              Свете тихий, сойди до погоста,
                              Где под соснами вечный сон.
 
                              Тьма сдавила, а то, что было
                              Словно солнце, в земле лежит.
                              И далекие две могилы,
                              Как магнит для моей души.
                              ***
                              Славно крыльями резать ветер.
                              Словно блестки ваш реет рой.
                              Птицы-голуби, что вам светит
                              В этой жизни полуземной?
 
                              Кто хоть раз не кормил вас хлебом,
                              Непохожих на мудрых змей?
                              Нет созданья, чем вы нелепей,
                              Нет созданья, чем вы светлей.
                              ***
                              Как земля полнилась пухом,
                              Как оделся июль черным.
                              Кинул в небо зерно глухо
                              Темноночий август бездонный.
                              Как за серым укрылось солнце,
                              Растеряв все цвета где-то.
                              А земля, сделав круг, взметнется
                              Белой горлицей в синее лето.
 
Стрекоза: Кот!!!
 
Автор: Да... Вот что вышло.
 
Стрекоза: Какой ты все-таки светлый.
 
Автор: Думаешь?
 
Муравей: «Притаилась» и «хищницы». «Земле» и «голубей». Хм. Чтобы голуби не писали книг... А они, стало быть, пишут тайком, пока не отловили. Голубь не должен бояться — это почему? Потому что ЛГ тоже на птичьих правах? А голубю от этого легче? «Свете тихий» — не понял, о какой Свете речь. Солнце, лежащее в земле, опять же смело. И с какой стати голубям походить на мудрых змей? «Черным» — «бездонный», ух славная рифма. Может прозу, а Кот?
 
Обозреватель: «Свете тихий» — одно из неизменяемых молитвословий православной вечерни, одно из древнейших христианских песнопений небиблейского происхождения: «Свете тихий святыя славы, безсмертнаго Отца небеснаго, святаго блаженнаго, Иисусе Христе: пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына, и Святаго Духа, Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй: темже мир Тя славит».
 
Автор: Муравей, спасибо за честный комментарий. Земле — голубей, да, рифма нечеткая. Ты не поверишь, я все думал, кто мне об этом скажет, ты или кто-нибудь другой. Но, поколебавшись, я понял, что меня она устраивает, так как нечеткость почти незаметна при чтении вслух. Насчет книг, это намек на Голубиную книгу, и не только. Бояться не должен, потому что смерти нет — мы здесь временно. Об этом же прямо сказано. Про солнце, лежащее в земле — нет ни слова. Есть сравнение с солнцем близкого человека. И ничего смелого в этом нет, наоборот, можно обвинить в избитости. Про то, что голубям надо походить на змей у меня, опять же, нет ни слова. Говорится лишь, что голуби не похожи на змей, и это придумано не мной. Сопоставление голубей со змеями есть в Евангелии: «будьте кротки как голуби и мудры как змеи». Мне кажется, фраза достаточно известная. «Черным — бездонных» — рифма вполне нормальная. Насчет прозы я думаю, но пока не созрел. И потом, каждому свое. Да, о Свете я не говорю, за меня исчерпывающе сказал Володя. Кстати, этот древний церковный образ использовала Марина Цветаева (знаю, что ты ее не любишь), но совсем в другом ключе. Ее строки были посвящены Блоку:
 
Мимо окон моих — бесстрастный —
Ты пройдешь в снеговой тиши,
Божий праведник мой прекрасный,
Свете тихий моей души.
 
Да, извини, пропустил твою первую фразу. Ты серьезно считаешь, что «притаилась и хищницы» написано неверно? Это же два разных предложения. Человек смотрит на одну хищницу — это первое предложение. Дальше он думает о хищницах вообще — второе предложение.
 
Муравей: Насчет Светы вы меня реально уели. Не знал, туп, сер, думал, что ачепятка. По числу в начале возможны варианты. Но две рифмы там никакие, Кот. Я поэтому и говорю, типа, года к суровой прозе тянут.
 
Автор: Ну что ты, никто и не думал тебя уедать. Мы все чего-то не знаем. Я, к примеру, не знаю Корана или Бхагавад-Гиты. Да много чего не знаю. Ты тоже чего-то не знаешь. Жаль, конечно, что у тебя христианские символы вызывают усмешку. По поводу рифм могу только повторить, что написал: первая — тут я согласен — неточная, но меня она устраивает; в чем проблема второй — не вижу, вернее не слышу. Произнеси вслух: «черный — ...донный» — что не так? Гласные одинаковые, акцентные согласные — тоже. Рифма четкая. По поводу прозы, не надо следовать стереотипам. Хорошие стихи можно писать и в глубокой старости. «Ночь» Бунина (там, где про мистраль) написана, когда он был пожилым человеком. Сколько ему было в 1952 году? Восемьдесят два. Доживем ли мы с тобой до таких лет, а если доживем, то какими будем? А стих мощный, один из лучших его текстов. В молодости автор может себя попробовать и в прозе, и поэзии. В зрелом возрасте он выбирает то, что ему ближе, что лучше выходит. Сейчас проза у меня не выйдет, этому есть несколько причин, не хотелось бы распространяться.
 
Муравей: У Ивана Бунина есть три «ночи». Одна 1901 года мне не нравится совсем. Другая — прозаический текст 1925 года — гениальная рефлексия, которую невозможно ни читать, ни бросить. И тот стих, про который ты говоришь. Простой и ясный, восемь строк. Хороший, сочинен экспромтом очень старым человеком. Спасибо, что напомнил. Давно не читал его.
 
Обозреватель: Да, к Сергею можно обращаться за любым советом. Он неисчерпаемый кладезь знаний. И этими знаниями — что немаловажно — умеет делиться весьма щедро, от души. Сергей, спасибо вам, что нашли время и заглянули к нам на огонек. И спасибо за стихотворение. В нем такая глубь, что даже слегка страшновато. Глубь... Голубь... Интересно... Нужно поточнее узнать этимологию этих слов. В общем, еще раз спасибо вам! А на этой сцене автор, который также принимает участие в нашей программе впервые. Встречайте — Felora, состихотворением — «Пьяное»:
 
                              Предчувствие грозы
 
                              Тебе, тебе решать, моя душа —
                              стакан пустой иль вполовину полон.
                              не связываться бы с прекрасным полом,
                              но рано или поздно все грешат.
 
                              мне сложно без предчувствия грозы —
                              чтоб сваливать, когда я попрощалась,
                              чтоб (вне)очередная (обвет)шалость
                              меня не потянула за язык,
 
                              ведь ангел мой меня не бережет:
                              сберечь такую — да поди попробуй.
                              хоть «хорошо» уже давно должно быть,
                              мне все твердят «все будет хорошо»,
 
                              но лучше б ничего не говорить.
                              я остаюсь трагикомичным «некто»,
                              с московских огнедышащих проспектов
                              сворачивая в тихие дворы.
 
                              весна — для слабаков, не мой недуг,
                              но я — гублю единственную печень.
                              душа моя, мой мастер дел заплечных,
                              мы оба все равно сгорим в аду.
 
Стрекоза: Весьма. Умница!
 
Автор: О, благодарю. Я не сама, мне помогали. Двухметровая металлическая стойка под пилон и манекен в костюме кардинала. В общем, сюрреалистичный выдался вечерок.
 
Муравей: Препинаки, вроде, расставлены, а большая буква — одна, странно, но не более. Благо, я не учитель русского языка, у меня нет красной ручки, и я не выставляю оценок идущих в аттестат. Вторую строфу я не очень хорошо понял, остальные трудностей не доставили, как и эмоций — ну, сгорит ЛГ и его душа в аду, мне-то, что с того?.. По исполнению стих хорош, но замысел, мне кажется, убит последней строкой напрочь.
 
На прекрасном полу лежу,
я некто трагикомичный,
никто меня не бережет.
и полстакана столичной
душе за плечо плещу,
и ад, как большая печень,
мешает в котле живот,
становится много легче
когда молния в ангела бьет.
 
Слабо сказать хоть что-то связное на тему — чем всем так понравился этот текст?..
 
Стрекоза: Муравей, я отвечу, чем мне нравится этот стих. Для меня в стихах очень важна энергетика, лично я так воспринимаю стихи, и никак иначе. Есть энергетика — есть отклик в душе. Как-то так.
 
Обозреватель: Для меня энергетика — тоже, отнюдь, не пустой звук, и далеко не второстепенная деталь для восприятия стихов. Как и искренность. И только затем уже имеет значение — оригинальность и красота рифм, безупречность и мелодичность ритма. Кстати, как и в прозе, за исключением рифм, конечно. Фелора, я благодарю вас за ваше творчество, и надеюсь, что вы будете радовать нас своим вниманием и в дальнейшем. А на этой сцене — без преувеличения, любимица всех авторов и читателей Решетории, мой друг, замечательный поэт, очаровательная женщина — неподражаемая Rosa. Здравствуйте, Марина.
 
Автор: Здравствуйте, Володя! Здравствуйте, мои дорогие! Стрекоза, Муравей, авторы мои любимые... Я очень-очень рада вас всех видеть.
 
Обозреватель: Эти чувства и эмоции у нас с вами взаимны, Марина. А что бы вы хотели прочесть нам сегодня?
 
Автор: Я прочту вам свое новое стихотворение, которое называется «Не шепчите про личное...»:
 
                              Личное
 
                              Ничего не изменится —
                              Жизнь стоит на отчаянье.
                              Жерновами размелется
                              В сотый раз обещание,
                              Что сейчас будет новое,
                              Не пройдут по болючему.
                              А на деле-то — квелое,
                              И задето по случаю.
                              Так бывает... Непрошеным
                              Постучит ожидание.
                              Тополиной порошею
                              Вдруг надежда на славное.
                              Ну уж нет... По обычаю
                              В сотый раз — неурядица.
                              Не шепчите про личное.
                              Будет больно раскаяться.
 
Стрекоза: Грустная прелесть... Не грусти, Розочка, и на нашей улице будет фиеста.
 
Муравей: Стихотворение мелодичное, медитативное. И, что удивительно, хотя в нем речь об отчаянии, о безысходности, на меня, к примеру, оно действует как-то успокоительно. Возможно, секрет именно в звучании. «Жизнь стоит на отчаянье» — не уверен, что правильно поставлено окончание в последнем слове. Стоит на чем? На отчаянии. Обещание размелется жерновами. То есть, не будет выполнено? Но дальше «а на деле-то — квелое». Что квелое? Обещание, которое не будет выполнено? То есть его (обещание), думая, что оно нормальное размололи, а оно оказалось квелым. А если бы оно было не квелое, тогда бы его не размололи? Или размололи бы, и получилась бы хорошая мука. «И задето по случаю» — здесь не совсем понятно. Обещание задето? «Ожидание — славное» — очень неточная рифма.
 
Автор: Мне помнится, что было такое правило, что если «на отчаянии», то, напротив, «на отчаянье». Но, возможно, ошибаюсь.
 
Стрекоза: Нет, не ошибаешься, Роза. Я сейчас все разложу по падежам, чтобы понятно было. Отчаянье (ед.ч.): им. падеж: отчаянье (аъч:аjиэн`jиэ), рд. падеж: отчаянья (аъч:аjиэн`jя), дт. падеж: отчаянью (аъч:аjиэн`jу), вн. падеж: отчаянье (аъч:аjиэн`jиэ), тв. падеж: отчаяньем (аъч:аjиэн`jиэм) пр. падеж: отчаянье (аъч:аjиэн`jиэ). То есть, предложный падеж, единственное число: жизнь стоит на отчаянии, но... жизнь стоит на отчаянье.
 
Муравей: Стрекоза, наверное, да. Если, по аналогии со словом «мгновенье» и т. д. Но «отчаянье» в предложном падеже все равно как-то режет слух.
 
Стрекоза: Да, Муравей, согласна — эти слова на «нье» (молчанье, мгновенье, отчаянье и т. д.) вообще корявенькие слегка. А америкосская орфография русского языка в iPod, iPhone, iPad, вообще, их выдает, как несуществующие и править, и запоминать отказывается, замечал, наверное?! Во всяком случае, на моем розовом гаджете — именно так.
 
Обозреватель: Какие продвинутые у нас эксперты. С ними не забалуешь. Американская орфография русского языка... Любопытно... Марина, спасибо вам огромное за стихотворение! Замечательный стих-откровение. Вот буквально, только что говорили с уважаемыми экспертами об энергетике и искренности в стихах. В ваших — они присутствуют всегда. Как и душа. Спасибо вам, и непременно приходите к нам снова. Обещаете?
 
Автор: Ну, как вам откажешь, Володя?! Приду. Обязательно приду.
 
Обозреватель: Вот, и отлично. А пока располагайтесь, пожалуйста, в зале. Наша программа хоть и подходит постепенно к концу, но впереди еще есть несколько прекрасных произведений. И у нас в гостях автор, чьи таланты безграничны: поэтические турниры, блицы, стихи и даже проза. С одной из своих прозаических миниатюр он и поднимается сейчас на эту сцену. Встречайте — Pro. Здравствуйте, Николай!.. Как называется ваша миниатюра?
 
Автор: Она называется «Геркулес»:
 
                              Геркулес
 
Я так давно родился, что слышу иногда,
Как надо мной проходит студеная вода. (с)
 
Память! Зачем она мне? Я не узнаю людей, которые со мной говорят, интересуются здоровьем, ухаживают и постоянно о чем-то рассказывают. Кто им сказал, что меня нужно развлекать? Кто им я? Не помню. А ведь, наверняка, должен. Я уверен, что должен. Рассудок мне еще не изменил. Я не помню, что было вчера, не помню, что ел на завтрак. Поэтому я осознаю, что с памятью у меня проблемы. И я прекрасно понимаю, что раз они обо мне заботятся, то это мои дети, внуки, правнуки — те, кто от меня, одним словом…
 
Зато я помню детство. Все его запахи, все до единого! Странно. Раньше многое казалось навеки забытым. Я не помнил запах парного молока, свежего настоящего хлеба... Не порошка разбавленного и не генномодифицированной лепешки, а молока из под коровы и хлеба из настоящего зерна. Помнится, в деревнях пекли высокие пышные ноздреватые хлеба. На них можно было нажать ладонью сверху и почти сплющить. Но, как только уберешь ладонь — хлеб медленно и уверенно принимал свою прежнюю форму. А ветчина! Я, еще будучи молодым, не мог найти ни на одном рынке ветчины моего детства! Она пахла дымом... Настоящим дымом, а не жидким. Кстати, насчет последнего. Уже в весьма зрелом возрасте был в ресторане и ел стейк, который показался мне весьма приличным на вкус. Он был даже с ароматом дыма! Счастливый, я позвал шефа… и узнал о кулинарном новшестве «жидкий дым». Какая гадость... А как пахли персики! Как пахли обыкновенные банальные яблоки с глянцевой теплой кожицей...
 
— Деда, кушать! Геркулес!
 
Да, да, кушать. Овес или его имитация. Впрочем, что может быть хуже овса? Да, память…
 
Стрекоза: Говорят, память пропадает, если удалить определенную часть мозга, боюсь напутать, которую...
 
Автор: Гиппокамп, «морской конек».
 
Обозреватель: Маленький секрет: тому, кто откроет центр памяти — сразу дадут Нобелевскую премию. Но его не откроют никогда, потому что его просто не существует в виде определенного, конкретного участка. Память равномерно распределена по всем клеткам всех отделов мозга. Кстати, и не только мозга. Это я вам афффторитетно заявляю...
 
Автор: Очень может быть. Я, когда написал Гиппокамп, не стал расписывать подробно. Но идея этого сегмента мозга в том, что без него краткосрочная память не перейдет в долгосрочную. При плохой его работе забывается все быстро. Ну, а я додумал, что если его отчекрыжить, то сразу будет забываться. В каком-то из фильмов показывали такого чувака в дурдоме. Он каждые несколько секунд здоровался и представлялся, потому, как в голове у него инфа держалась ровно столько.
 
Стрекоза: Мне понравился рассказик... Типа — о чем говорят мужчины, или думают... Есть один прикольный фильм: «Дневник памяти». Мну нра. Грустно и жизненно. Страшно, что через какое-то время это может случиться с любым из нас... И еще... Вспомнить и отпустить. Это самое сложное, наверное, что должен сделать человек, и, порой, самое малое может вершить судьбу... Спасибо за успешную попытку ощутить.
 
Автор: Спасибо и вам. Да, ощутить... Понять, уход в себя человека почти изолированного от внешнего мира непониманием глупых кусочков общения сиюминутного, но в трезвом уме размышляющего о прошлом... Рассказик не просто так «Геркулес» называется. Аллюзия с Гераклом — дед могуч. По секрету — миниатюрка называлась «Память». Название подсказал один очень неординарно мыслящий поэт.
 
Муравей: Как Станиславский — я вам не верю. Вы старались, бесспорно, но вы можете честнее.
 
Автор: Я не старался. Я никогда не стараюсь. Стараться писать — это пошло, по-моему... Я злой?
 
Муравей: Нет. Просто «здесь» — не вышло. А я злой?
 
Автор: Не, просто я никогда не честный.
 
Муравей: Мне нра ваша проза, но эта миниатюра не торкнула. Мне почудилась здесь спекуляция.
 
Автор: Муравей, у меня нет прозы... Разве еще пара миниатюр, которые набросал когда-то. А эта... до сегодняшнего дня была любимая. Хотите, напишу что-нибудь. Но тоже маленькое. Но я не умею сам. Оно мне не нужно. Дайте тему. Если вам понра, я это вам подарю с удовольствием. И...  более всего я нечестен, когда честен.
 
Обозреватель: Более всего я нечестен, когда честен. Красиво и утонченно. Да вы еще и философ Николай?! Спасибо вам, что делитесь с нами своими мыслями, эмоциями, чувствами и, конечно же — замечательным творчеством. Непременно приходите к нам еще.
 
Автор: А куда ж я денусь?! Приду.
 
Обозреватель: Ловлю на слове и вас. А пока — присаживайтесь, пожалуйста. Сейчас на эту сцену поднимется неизменный участник всех выпусков программы «Больше слов», любимец многих и многих авторов и читателей нашего тележурнала — aerozol, со своим новым музыкально-поэтическим произведением «Музыка стиха»: 
 
                              Музыка стиха
 
                              Когда замолкнет музыка стиха,
                              дохнет Борей, затягивая лужи,
                              и огонек, который потухал,
                              со дна души потянется наружу.
 
                              Пусть до небес рукой не достаю,
                              но все тянусь, сквозь проруби и стекла.
                              Она во мне. И я ее пою,
                              и не хочу, чтобы она умолкла.
 
                              Нет ожиданий слаще и больней.
                              И этих слов, не высказанных ране,
                              еще звучит мелодия во мне,
                              уйдет она, и за собой поманит.
 
                              Замрет душа, пустынна и тиха,
                              едва замолкнет музыка стиха.
 
Стрекоза: Песня, однако.
 
Автор: Спасибо, но это не песня — это метод. Если не звучит, то я и не пишу. С юности осталось. Никита.
 
Муравей: Хороший, да. Почти сонет.
 
Автор: Спасибо, но, если не секрет, — почему почти?
 
Муравей: Никита, вы меня провоцируете? Ваше стихотворение подходит под шекспировскую форму сонета. Я, к сожалению, в подлиннике шекспировские сонеты читать не могу, а переводчики творят рифмовку в катренах, как им сподручнее, оставляя лишь последнее двустишье, стянутое одной рифмой. В классическом сонете — два катрена и две терцины, в первом катрене рифма — перекрестная, во втором — опоясывающая. Причем, оба катрена связаны двумя рифмами. В терцинах рифмовка произвольная. Впрочем, что это я вам рассказываю, вы и сам все это прекрасно знаете.
 
Автор: Вы правы, не итальянский. И как бы я ни ненавидел сие движение форм, это был мой первый сонет, если не считать написанные на аглицком, враждебном душе и мне.
 
Обозреватель: Да, Никита, вы правы: русский язык прекрасен, безгранично богат и удивительно красив. Благодарю вас за то, что заглянули к нам на огонек телекамер. Проходите, пожалуйста, в зал, располагайтесь. А тему любви к языку, на котором мы все говорим, мыслим и творим, продолжит следующий автор. Встречайте — Libelle. И ее стихотворение с превосходным эпиграфом, называется «Английские письма»:
 
                              Матрешка
 
Дорогая... говори со мной. Думай по-русски...
не по-английски...
 
Английские письма...№1 The Beginning... (...начинаю тихо ненавидеть Англию)
prosto_Ramzess
 
                              я думаю по-русски о тебе
                              и становлюсь матрешкой в сарафане
                              с умело нарисованным лицом
                              в которой все продуманно и сложно
                              в ней много деревянных образков
                              закручено-подогнано и... прочно
                              но что в последней маленькой матрешке
                              ты так и не узнаешь никогда
                              матрешек тайна
 
Стрекоза: Очаровательно.
 
Автор: Вот так бывает.
 
Стрекоза: Здорово, трогательно и мудро.
 
Автор: С восторгом соглашусь.
 
Муравей: «Матрешек тайна» без препинаков как-то нехорошо подвисает. Тада уж «матрешек тайну», да и «деревянные образки» не совсем корректно. «Личины» у матрешек, а не «образки», если быть терменологически точным. Стихо, правдо, понравилось.
 
Автор: Мне думается, что поэзия не точная сборка часов, где все идеально подогнать нужно. Прекрасно, что каждый видит и находит в стихах свое, как для восторгов, так и для критики.
 
Обозреватель: Да, пожалуй, точнее и не скажешь: «каждый видит и находит в стихах свое». Спасибо вам за то, что мы находим в ваших стихах — красивые образы, глубокий подтекст и утонченную поэтичность. Не забывайте нас и в дальнейшем, и заглядывайте на огонек телекамер во время съемок следующих выпусков программы. Будем очень рады видеть вас. А в этой студии — автор, чье имя, несмотря на то, что он впервые у нас в гостях, давно и хорошо известно всем нашим читателям, автор, чье творчество — искусно, мастеровито и исходит от души, а потому — любимо многими и многими поклонниками его таланта. Встречайте — john-green, со своим новым стихотворением «Через спальный район Вавилона...»:
 
                              Спальный район
 
                              Через спальный район Вавилона, как всегда, в семь часов аккурат
                              поднимается вверх по уклону,  свой кирпич заложив в зиккурат
                              и привычно смешавшись с другими, серый призрак в потертом пальто,
                              тень, в толпе потерявшая имя, привидение, мистер никто.
                              О, быватель в казенных прихожих, обиватель потертых дверей!
                              Обыватель, один из прохожих, из усталых вечерних зверей.
                              Нет, его не опишешь, не выйдет. Так, на всех остальных походя,
                              он безлик, что проходят навылет сквозь него злые стрелы дождя.
 
                              Жизнь не мед в человеческих сотах с их пустым насекомым трудом,
                              Но, во-первых, и в-пятых, и в-сотых, где-то здесь, на окраине, дом
                              прячет спальный район Вавилона, и для тени тот дом на холме
                              как магнит, будто око циклона, словно факел в египетской тьме.
                              ...Сквозь район, приходящий в упадок, где никто никому не знаком,
                              вдоль заборов и детских площадок, до прихожей, где щелкнув замком,
                              ты обнимешь меня, золотая. И во сне улыбнется Господь,
                              видя, как я опять обретаю имя, разум, и душу, и плоть.
 
Стрекоза: Скучали! Даже не будучи знакомы...
 
Автор: Здравствуйте, Стрекоза! Теперь знакомы.
 
Стрекоза: Стих — улет... Шедеврально!
 
Автор: Спасибо.
 
Муравей: Господь как-то трансформирует свое состояние в зависимости от нашего?
 
Автор: Да. Инфа 100%.
 
Муравей: Не сомневался...
 
Стрекоза: Прекрасное стихотворение. Необычайно образное и легкое к восприятию для тех, кто к восприятию готов. Казалось бы, нехитрый рассказ о том как безликий обитатель мегаполиса, потерявший себя, благодаря любви, вновь обретает собственное я, но рассказанный языком образов, он оставляет очень сильное впечатление. И несмотря даже на Оруэлловские мотивы вначале, финал текста, безусловно, оптимистичен. И это очень важный оптимизм на фоне современных пиитских стенаний по любому поводу.
 
Муравей: Вам надо тут мастер-классы давать некоторым по разнарядке.
 
Автор: Не думаю... Каждый видит, чувствует и пишет по-своему.
 
Обозреватель: Вы правы, Иван, совершенно правы. У каждого свой почерк, свой стиль, свои эмоции. Все наши авторы — индивидуальны и неповторимы. И, как следствие — неповторимы их творения. Спасибо вам за то, что пришли к нам сегодня и подарили этот замечательный стих. Будем неизменно ждать вас в этой студии вновь. А у нас в гостях — завсегдатай тележурнала «Больше слов», автор, чье имя я всегда произношу с чувством глубокого уважения и искреннего преклонения перед его талантом: ChurA, со стихотворением «Тропинка к Стиксу»:
 
                              Стикс
 
                              Сидишь,
                              никуда не отправившись,
                              уперев себя в монитор
                              взглядом.
                              Иногда нажимаешь
                              на клавиши
                              и тогда ощущаешь
                              кого-то рядом.
                              Что там в этих
                              цветущих,
                              рожденных в озоне
                              строчках,
                              как одноразовые
                              платочки,
                              между звездой и землей
                              витающих?
                              Всё!
                              Начиная с любви,
                              конечно.
                              Через любовь, пламенея
                              словами,
                              и до любви
                              фатально конечной...
                              Как над поверженными бойцами 
                              знамя.
 
Стрекоза: Верно замечено.
 
Автор: Замечено, замечено миллион, миллион, миллион раз...
 
Муравей: Одноразовые платочки — знамя? Или я чего-то не понял?
 
Автор: Ну, не понял, Муравей, и не понял. Это нормально.
 
Обозреватель: Знакомое ощущение, Аркадий. Испытанное, не то что миллионы, а миллиарды, наверное, раз. Слова, совершенно, не знакомых людей, но при этом — ставших для тебя уже близкими, а может быть, и родными. Спасибо вам, Аркадий. Я точно знаю, что вы и сам для многих и многих авторов и читателей Решетории — близкий и родной человек. Проходите, пожалуйста, располагайтесь. Наша программа, тем временем, незаметно подошла к концу. И завершает ее автор, чьи стихи лично меня, неизменно, при их прочтении, вводят в некий транс, побуждая испытывать состояние глубокой нирваны Встречайте: Baas, со своим новым стихотворением «Сон»
 
                              Сон
 
                              Добро, хоть куцо, но греет зло.
                              Хотел проснуться, да не свезло.
                              Я был меж вами, да вот завис
                              Вверху ногами, глазами вниз.
 
                              И так лечу я среди полей,
                              С собой не чуя страны своей,
                              Пустою тарой, гнилым зонтом.
                              Сначала старость, умрем потом.
 
                              Там где-то море и Магадан.
                              Я думал горе и угадал.
                              Ты песней тихой меня извой,
                              Разбудит лихо восход-изгой.
 
Стрекоза: Мы летим, под собою не чуя страны...
 
Автор: Да, именно так, Стрекоза. Рад, что поняли аллюзию.
 
Стрекоза: Да, сон не радостный...
 
Муравей: Там было почти так, но не совсем... Мы живем, под собою не чуя страны...
 
Автор: Да, это, конечно, прямой отсыл к Мандельштаму. Только у него про «живем», а здесь уже про «спим».
 
Муравей: Это как раз понятно... Это я Стрекозе сказал, что она цитату не точно привела...
 
Обозреватель: Да, в цитате, безусловно, не допустимы какие бы то ни было упущения или изменения, на то она и цитата. Спасибо вам, Владимир, за то, что неизменно радуете всех нас своим творчеством, за силу ваших слов и мыслей.А для всех, присутствующих в судии, у меня есть одна замечательная новость. Как только что сообщил мне программный директор нашего тележурнала — увидев в прямом эфире выпуск этого Обзора, а именно — сюжет, в котором я рассказываю о найденном мной в Гостиной Ристалища дневнике, к нам в студию тут же приехала его владелица. Чему, лично я, несказанно рад, ибо знаю, что этот автор, в первую очередь, конечно же, приехала не за утерянным дневником, а привезла нам свое новое стихотворение. Встречайте — ole. Здравствуйте, Оля. Рад вас видеть! Скажите, — я прав?
 
Автор: Здравствуйте, Володя. Приветствую также всех авторов, присутствующих в студии, и вас, господа эксперты. Вы правы, Володя. Конечно, правы. Я приехала к вам, прежде всего, со своим новым стихом. Но знаете, и от дневника своего тоже не откажусь, поскольку — подарок.
 
Обозреватель: Оля, несомненно, ваш дневник я верну вам сразу же по окончании программы, которая уже, увы, подходит к концу. Более того, я хотел бы извиниться перед вами за то, что взял этот дневник и прочитал стихотворение, написанное на его страницах — в прямом эфире.
 
Автор: Ничего страшного в этом я не вижу. Прочитали и прочитали...
 
Обозреватель: Благодарю за понимание. И как же называется ваше новое стихотворение?
 
Автор: Оно называется «Вальс»:
 
                              Вальс
 
                                               несся по городу ветреный вальс:
                                               раз-два-три, раз-два-три, раз...
 
                              Вздрогнул и ожил бумажный комок,
                              выпрямил руку и вытянул ногу,
                              встал и запрыгал, кружась по дороге,
                              радостно, как неуклюжий щенок.
 
                              Рядом с киоском — прозрачный пакет,
                              взвился подол невесомого платья.
                              — Не откажите! — Согласна, согласна!
                              Раз-два-три, раз-два-три и пируэт.
 
                              Странное дело: под ветром с дождем
                              вечер казался пустынным и грустным.
                              В нежном порыве танцующий мусор
                              радостно жил, хоть и был обречен.
 
                              Чуть позавидовав этим двоим,
                              мимо прошла я, совсем не танцуя.
                              Капли дождя — облаков поцелуи —
                              влажно ложились на щеки мои.
 
Муравей: Ничего себе... Потом расскажу, как я его понял... А пока пусть Стрекоза что-нибудь скажет. Ей молчать противопоказано.
 
Автор: Ок, Муравей, буду ждать.
 
Стрекоза: А вот и скажу... Эта работа напоминает мне переливной календарик. Если кто помнит, коллекционированием таких увлекались школьницы 80-х. На нем два изображения, и какое из них видно, зависит от угла поворота. Так вот, читаю первые три катрена, вижу сказку Андерсена, отливающий легкой, почти приятной меланхолией эпизод из жизни забытых вещиц. Перехожу к четвертому — идет одинокий человек, слезы которого сливаются с «каплями дождя». Возвращаюсь: кружится в вальсе «танцующий мусор», легко, воздушно, а человек тем временем настолько одинок, что утешения ищет в «облаков поцелуях». И снова: в «пустынном вечере», как в пустынном бальном зале, смеясь и кокетничая, танцуют пакет и бумажка. А человек — Человек! — им, обреченным, завидует, пусть даже и «чуть», настолько ему плохо. Стихотворение нежное, пронизанное щемящей грустью и звуками вальса. Взгляд художника-сказочника. Единственное, что хочется изменить — это повторяющееся слово «радостно», оно даже в катренах одинаковое место занимает, но, имхо, никакой особой функции это его расположение не выполняет.
 
Автор: Спасибо, Стрекоза! Да, тут, конечно, не совсем о мусоре... Муравей, так, как же ты понял стих? Интересно просто.
 
Муравей: Мусор? Какой мусор? Причем здесь мусор? Не заметил, извините. Две души, танцующие в нежном порыве в темпе вальса, две живые души, хоть и обреченные — заметил, да. И всплывшее, ни с того, ни с его, в памяти созерцающего этот танец — прошлое, тоже заметил. И надежду на будущее заметил. Да автор, по-моему, ничего этого и не скрывал... А вообще, тут тебе и история, и рифмы, и настроение. Все вместе — хороший стих!
 
Стрекоза: Да, Муравей! Насколько все-таки, ты проницателен, как читатель! Я вот увидела только иронию, бесприютность, печаль. Все потому что «смотрю» визуально, представляю картину. Я не читатель — я, пожалуй, зритель стихов...
 
Муравей: Да нет, Стрекоза, все видят стихи, примерно, одинаково, плюс-минус. Просто, все мы по-разному воспринимаем лексический смысл увиденного. Что, без сомнения — хорошо.
 
Обозреватель: Оля, добавите что-нибудь?
 
Автор: Пожалуй, нет...
 
Обозреватель: Понимаю вас. Ну, что ж... Спасибо вам за то, что все-таки нашли время и заехали к нам. Да еще и не с пустыми руками, а с прекрасным стихом. Творческих удач вам и в дальнейшем. А я должен сообщить уважаемым авторам и телечитателям, что время нашего научно-развлекательного тележурнала «Больше слов» на канале «РешTV», посвященного обзору произведений, опубликованных на Решетории в мае месяце — подошло к концу. Хочу поблагодарить всех авторов, любезно согласившихся придти к нам в студию, чтобы прочесть свои замечательные стихи и прозу, а также высказать свое почтение многоуважаемым экспертам за вдумчивое, добросовестное и непредвзятое отношение к рецензированию предложенных авторами произведений. Спасибо и вам, дорогие телечитатели, за то, что вы все то время, пока шла наша программа, оставались с нами. Спасибо вам за верность «РешTV». Спасибо за любовь к Решетории и ее авторам.
 
В заключение, напоминаю вам, что редакция нашего тележурнала и достопочтимые эксперты, в лице Стрекозы Музовны Вдохновенной и Муравья Муравьедовича Скептикова, чье мнение, как вы знаете — неоспоримо, учредили три премии, присуждаемых ежемесячно авторам Решетории в виде оригинальных книг.
 
Две премии вручаются лично Стрекозой Музовной и Муравьем Муравьедовичем тем авторам, чьи произведения произвели на них наибольшее впечатление, — непосредственно в этой студии, по окончании очередного ежемесячного прямого эфира нашей программы. Третья же премия вручается исключительно по итогам коммент-голосования авторов и телечитателей. Голосование считается открытым с момента публикации печатной версии тележурнала и заканчивается 28-го числа того же месяца, в 23:59:59 мск. Номинированными на премию считаются все без исключения (!) произведения, опубликованные в текущем обзоре. Произведение-победитель определяется простым большинством отданных за него голосов. Голосование считается состоявшимся при — в общей сложности — не менее семи проголосовавших.
 
А сейчас, уважаемые авторы и телечитатели, по сложившейся традиции, пока эксперты решают, кому из представленных номинантов они вручат свои призы-книги, я прочту вам стихотворение из рубрики «Золотой фонд Решетории». На этот раз, рубрика представлена стихотворением-победителем в номинации «Произведение Зимы 2012/2013» автора Volcha. А называется оно «Старик»:
 
                              Старик
 
                                                   «Если бы молодость знала...»
 
                              он на завалинке в валенках
                              маленький
                              серой сухой абрикосиной
                              с проседью
                              руки в пергаменте кожаном
                              ношеном
                              пять волосинок на темени
                              времени
                              мало осталось в сосудах
                              осудят
                              мол, умирай, задержался
                              сражался
                              раньше с любыми невзгодами
                              взлетами
                              мысли железными крыльями
                              сильными
                              нынче струпьем заскорузлым
                              обузой
                              болью забвенья натружен
                              не нужен
                              только он помнит таежное
                              прошлое
                              помнит, как потчевал хлебушком
                              девушку
                              дети в бессмертие лестница
                              светятся
                              хочется жить не из жалости
                              в старости 
                              даже в сегодняшнем возрасте
                              бодрости
 
                              старость кряхтит на завалинке
                              в валенках
 
                              взглядом пронзает запальчивым
                              мальчика
 
Хочу сообщить, что редакцией телеканала «РешTV» принято решение премировать автора этого замечательного стихотворения книгой-призом непосредственно от имени редакции телеканала, вне зависимости от мнения экспертов Стрекозы Музовны и Муравья Муравьедовича и итогов последующего голосования авторов и читателей журнала. Я от всего сердца поздравляю Татьяну с победой в этой достойной номинации! И от имени Редсовета, а также от имени всех авторов и читателей Решетории, вручаю ей книгу «Мой бедный, бедный мастер», которая является на сегодняшний день самым полным собранием всех известных редакций и вариантов романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».
 
                              Мой бедный, бедный мастер
 
«Известный знаток творчества Михаила Булгакова В. И. Лосев реконструировал историю создания одного из самых известных романов XX века. В томе представлены все сохранившиеся важнейшие редакции романа. Каждый из текстов заметно отличается от последующих, каждый по-новому интерпретирует описываемые события и героев «закатного» романа, добавляя к ним новые яркие штрихи... Представлен в томе и канонический текст «Мастера и Маргариты». Для любящих творчество М. А. Булгакова чтение этого подробно и со знанием дела откомментированного тома — увлекательнейшее занятие. Читатель проследит эволюцию замысла, увидит, как крепла рука мастера, как преображалось произведение, связанное тончайшими нитями с современной писателю действительностью...»
 
Поздравляю Таню еще раз и желаю ей и в дальнейшем — больших творческих удач и побед! А мы подводим итоги майского Обзора. Итак, Стрекоза Музовна, вы определились, кому из авторов вы хотели бы вручить премию от своего имени?
 
Стрекоза: Да, Володя, я определилась. Очень сложно было сделать выбор — многие представленные в этом Обзоре стихи пришлись мне по душе. Также впечатлила миниатюра «Геркулес» автора Pro. Крайне сложный выбор... И все-таки... — вышедший недавно ограниченным тиражом в точном воспроизведении издания 1911 года «Евгений Онегин» А С Пушкина, с иллюстрациями к нему Е. Самокиш-Судковской, выполненных в соответствии с иллюстрациями вышеупомянутого издания и титульным листом, виньетками и концовкой А. Лео, получает автор SukinKot за стихотворение «На птичьих правах». Знаете, Володя, вы совершенно верно подметили: в стихотворении Сергея — такая глубь...
 
                              Онегин
 
Обозреватель: Замечательно! Редакция «РешTV» от всей души поздравляет Сергея с этим призом.
 
Стрекоза:И я поздравляю Сергея! От всей души поздравляю! Сереж, ты — молодец.
 
Обозреватель: Муравей Муравьедович, а каков же ваш выбор?
 
Муравей: Я хочу подарить книгу Ю М Лотмана «О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. Статьи. Исследования. Заметки» автору ole за стихотворение «Вальс».
 
                              Анализ поэтического текста
 
И еще, я тут приготовил для Оли одну небольшую книжку, название которой не хотел бы сейчас афишировать, но уверен, что она ей очень понравится. Передадите вместе с Лотманом, ладно? И вместе с дневником, кстати. Вы помните?
 
Обозреватель: Конечно, Муравей Муравьедович, я все помню и все передам — и дневник, и книги от вас. Редакция «РешTV» искреннее поздравляет Олю и желает ей новых творческих удач. А я тем временем прочту вам краткую анатацию к книге Ю. М. Лотмана «О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. Статьи. Исследования. Заметки»:
 
«В книге впервые собраны все работы Ю М Лотмана, посвященные русской поэзии и творчеству поэтов XVIII-XX столетий. Том состоит из трех разделов: первый — монография «Анализ поэтического текста»; второй — статьи и исследования историко-литературного характера, дающие панораму поэзии от М. Лермонтова до И. Бродского; третий — рецензии, заметки, тезисы докладов. Вступительная статья крупнейшего филолога М Л Гаспарова рассказывает о вкладе Ю. М. Лотмана в теорию стиха».
 
Муравей: Оля, искренне поздравляю тебя! Твой «Вальс» — это вальс жизни...
 
Обозреватель:Дорогие телечитатели, вот и истекло время очередного выпуска тележурнала «Больше слов» на канале «РешTV», посвященного краткому обзору произведений мая. К сожалению, в связи с наступлением летнего сезона, мы, как и все высокорейтинговые программы нашего телеканала, прощаемся с вами до сентября. Но хочу сообщить вам, что по многочисленным просьбам авторов и читателей Решетории, все весенние выпуски нашего тележурнала будут регулярно выходить в эфир — в повторах. Сентябрьский же выпуск Обзора соберет в себе все самые лучшие произведения, опубликованные авторами Решетории в летние месяцы. А сейчас я хочу напомнить вам, что с этого момента открыто голосование по выбору произведения-призера на основе авторских и читательских симпатий. Творческих успехов вам! Будьте здоровы! До новых встреч осенью!
 
Титры: любое совпадение реплик обозревателя и экспертов с репликами авторов Решетории, а именно: Helmi, Volcha, Kinokefal, marko, LunnayaZhelch, Sarah, Max, afinskaja, tamika25, MitinVladimir, Katrin, Baas, natasha, aerozol, NEOTMIRA, pesnya, ole, Rosa, Pro, SukinKot, white-snow, PerGYNT, Cherskov, ChurA, john-green, KsanaVasilenko, Mi-sama, smehach, Libelle, IRIHA, Bastet, petrovich, Cherry, geen, Ptenchik, mitro, CicadasCatcher, nata, Felora, Auska — случайно.

Автор: Владимир МИТИН (Решетория)


← ПредыдущаяСледующая →

01.09.2013
Лето. Решетория. Стихи

26.06.2013
Внимание! Говорит и показывает «РешTV»... Выпуск — май 2013. Часть первая

Читайте в этом же разделе:
26.06.2013 Внимание! Говорит и показывает «РешTV»... Выпуск — май 2013. Часть первая
05.05.2013 Внимание! Говорит и показывает «РешTV»... Выпуск — апрель 2013
22.04.2013 Внимание! Говорит и показывает «РешTV»… Выпуск — март 2013
13.09.2012 Лошади очень многие, лошади четвероногие
21.05.2012 Под каким соусом предпочитаете Луну, сир?

К списку


Комментарии

05.06.2013 12:00 | MitinVladimir

Таню - с убедительной и безапелляционной победой! Умниц!!!:)

05.06.2013 12:03 | MitinVladimir

Олю и Сергея - от души!!! :)
(оглядывается, шёпотом) Угодить этим ммм... насекомым - ой, не просто! Те ещё придиры...:)

05.06.2013 12:06 | MitinVladimir

А вот голосование - это... раздвоение, растроение, в общем - расчленение какое-то. Пошёл ещё думать, месяца-то не хватило..:)

05.06.2013 14:33 | tamika25

Да, голосовать будет очень трудно. . .

05.06.2013 19:03 | Volcha

госпидя, такая книга - это для меня очень много, правда, очень, спасибище!

05.06.2013 19:10 | Volcha

моя сиюминутность толкает меня на выбор стихотворения Ловца:
CicadasCatcher, «На безмузье»

05.06.2013 19:27 | Katrin

Ничего не могу поделать, голосую за:

Volcha, состихотворением «Безголовье».

Володя, кланяюсь тебе в пояс, поправляя кокошник). Я это стихотворение только здесь разглядела. Учиталась уже). Ну молодец же ты. И Волча молодец.

05.06.2013 19:56 | Володя

(задумчиво) *безмузье*, *безголовье*
любопытно

05.06.2013 20:00 | Katrin

Почему любопытно?

05.06.2013 20:25 | Муравей

звукопись любопытная
*безмузье*, *безголовье*

05.06.2013 22:01 | NEOTMIRA

«Три разных цвета»: - Хельми - мой голос!

05.06.2013 23:08 | tamika25

Голосую за "Геркулес" автора Про.

06.06.2013 06:44 | MitinVladimir

Дамы и Господа, я вот тут что подумал... Мы голосуем за конкретное Произведение конкретного автора, верно? А зачем?.. Это было бы ещё оправдано, если бы по итогам голосования, к примеру, вывешивался баннер с переадресацией на текст-победитель. Тогда, да - конкретика была бы нужна и важна. Но баннера нет (и, думаю, что он и не нужен, ибо сам факт попадания текстов в Обзоры - весьма субъективен). Итог же этих голосований по факту сводится только к одному - книга-приз. А книга-приз вручается Автору, то бишь - реальному человеку, а не тексту. Так вот... Может нам так и голосовать: "мой голос за творчество иваниваныча" или "я за талант марьипетровны"? В таком случае, на данный момент, расклад таков: Волча за Ловца, Катрин за Волчу, Виталий за Хельми, Тамила за Ника... То бишь, суть идеи - выбираем АВТОРА месяца с последующим премированием. Как считаете, не логичнее так будет?

06.06.2013 08:42 | MitinVladimir

Да, а отправная точка - безусловно, тексты, опубликованные в Обзоре...
(это я ещё два часа думал) :)

06.06.2013 12:20 | SukinKot

Большое спасибо за Онегина. Давно хочу перечитать - теперь будет повод :)

06.06.2013 12:23 | SukinKot

А голосовать буду за «Через спальный район Вавилона...» автора john-green

07.06.2013 04:11 | ole

за автора так за автора. голосую за Shimaim, в частности, за карандашный рисунок Дега.

07.06.2013 12:48 | CicadasCatcher

И я за Shimaim!
Спасибо, Владимир, за возможность открытия нового автора, в ленте как-то не углядел.

08.06.2013 11:31 | MitinVladimir

М-да... Человек, который в течение месяца собирал каждый текст по букве, и знает наизусть не только их (тексты), но и каждую запятую в них... - опять пошёл читать... Чтобы сделать выбор.

08.06.2013 13:38 | MitinVladimir

фсё, не можу больше выбирать, жёсткий диск в голове виснет...:)

08.06.2013 13:41 | MitinVladimir

Helmi.
Жирную точку при выборе поставило стихо - "По умолчанию".

12.06.2013 14:06 | Helmi

очень трудно голосовать, так много хороших стихов. почитаю еще. за пять авторов отдала бы голос прямо сейчас. а нужен один выбор(((

14.06.2013 23:26 | LunnayaZhelch

А я вот наоборот не вижу, за что проголосовать, в этом месяце мне нравились другие тексты. Воздержусь.

15.06.2013 10:51 | Rosa

На птичьих правах
Сережино стихотворение

15.06.2013 18:51 | ierene

CicadasCatcher «На безмузье»

16.06.2013 16:13 | Helmi

я тоже решила голосовать за
CicadasCatcher «На безмузье»

16.06.2013 20:28 | Shimaim

Голосую за ole - "Вальс".
Спасибо.

26.06.2013 21:10 | pesnya

Голосую за Котейкино "на птичьих правах"

27.06.2013 23:59 | marko

"На птичьих правах" СК для меня стало Событием не токмо месяца, а вообще чего-то большего. За него и голосую. (Если за него уже нельзя, то вторым в моем списке идет «0 (ноль) способности к полету» ЛуннойЖелчи.)

28.06.2013 00:00 | marko

(Вроде как в последнюю минуту... успел?)

28.06.2013 01:31 | tamika25

А по-моему, еще 28 июня можно целый день голосить, ведь сказано было "...заканчивается 28-го числа того же месяца, в 23:59:59 мск"
:)

28.06.2013 11:21 | MitinVladimir

Точно, вроде бы так и написано - сегодня ещё можно. А я тоже был почему-то уверен, что утром должен подвести итоги. Более того, я, кажется, и в том месяце всё "закруглил" на день раньше.:) М а г и я цифер прям какая-то...:)

28.06.2013 11:27 | MitinVladimir

"Номинированными считаются все без исключения (!) произведения, опубликованные в текущем обзоре" (с)
Потому, голосить можно за любое из них.

28.06.2013 18:13 | Rosa

Блин, перечитываю с ощущением, что ВСЁ ТАК здорово...
Дай Вам, Бог, Володя здоровья за Вашу миссионерскую столь важную деятельность

29.06.2013 09:44 | LunnayaZhelch

странно, что я не видел))

SukinKot "на птичьих правах"

29.06.2013 10:40 | tamika25

За "На безмузье")

29.06.2013 12:36 | Bastet

Голосую: SukinKot "на птичьих правах"

29.06.2013 19:57 | Katrin

CicadasCatcher «На безмузье»

29.06.2013 22:02 | LunnayaZhelch

похоже, будет 2ой овертайм!

29.06.2013 22:50 | NEOTMIRA

Переголосовываю за Котега и "птичьи права" а Хельми зря не оценили все же!

30.06.2013 06:16 | MitinVladimir

Виталий, ну как же не оценили?.. Вот у финалистов до овертайма было по три голоса, а у Хельми - два. Это очень много, я серьёзно. В Обзоре около сорока произведений, представляете какой разброс голосов?..

30.06.2013 07:03 | MitinVladimir

голос за:
CicadasCatcher

30.06.2013 07:04 | MitinVladimir

Дамы и Господа, голосование окончено.

30.06.2013 07:32 | MitinVladimir

ИТОГИ ГОЛОСОВАНИЯ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ ОБЗОРА:


ПОБЕДИТЕЛИ ПО ИТОГАМ ГОЛОСОВАНИЯ:

SukinKot
В обзоре представлено стихотворение «На птичьих правах»
(3: Rosa, pesnya, marko)
(3: LunnayaZhelch, Bastet, NEOTMIRA)

CicadasCatcher
В обзоре представлено стихотворение «На безмузье»
(3: Volcha, ierene, Helmi)
(3: tamika25, Katrin, MitinVladimir)

ФИНАЛИСТЫ:

Helmi
В обзоре представлены стихотворения «Три разных цвета» и «По умолчанию»
(2: NEOTMIRA, MitinVladimir)

Shimaim
В обзоре представлены стихотворения «Мадлен» и «Как карандашный рисунок Дега»
(2: ole, CicadasCatcher)

ole
В обзоре представлены стихотворения «Вальс» и «Вакансия»
(1: Shimaim)

Volcha
В обзоре представлены стихотворения «Безголовье» и «Соленое»
(1: Katrin)

Pro
В обзоре представлено произведение «Геркулес»
(1: tamika25)

john-green
В обзоре представлено стихотворение «Через спальный район Вавилона...»
(1: SukinKot)

LunnayaZhelch
В обзоре представлены стихотворения «Маяковский (целиком)» и «0 (ноль) способности к полету»
(1: marko)



Стихотворения «На птичьих правах» автора SukinKot и «На безмузье» автора CicadasCatcher по итогам голосования набрали одинаковое количество голосов. Редакция телеканала «РешTV» от имени всех авторов и читателей Решетории поздравляет Сергея и Дмитрия с победой и благодарит их за прекрасные стихи!

В ближайшее время редакция свяжется с победителями, чтобы уточнить возможность вручения им книг-призов.


Автор SukinKot награждается уникальным изданием рукописного альманаха Корнея Чуковского «Чукоккала»:

Юбилейное издание книги-легенды представляет читателю рукописный альманах Корнея Чуковского «Чукоккала» так, как это задумал сам автор, но уже без цензурных увечий, вызванных запретом на многие имена чукоккальских участников. Собиравшаяся более полувека (с 1914-го по 1969 год) «Чукоккала» вобрала в себя отражения ключевых исторических событий эпохи, культурных сдвигов, мифов. Формат настоящего, наиболее полного, издания соответствует формату рукописного оригинала. Воспроизводится множество цветных иллюстраций и автографов, среди которых автографы А.Блока, И.Репина, Б.Пастернака, О.Мандельштама, З.Гиппиус, Н.Гумилева, А.Ахматовой. Список участников альманаха огромен. Печатаются все документы из архива, которые Корней Иванович привлек к своему рассказу об альманахе. Записи расположены хронологически и объединены по сюжетам. Колонтитулы и указатель имен позволяют легче ориентироваться в разнообразном материале.


Автор CicadasCatcher награждается книгой-сенсацией «Джон Леннон. Письма»:

Книга «Джон Леннон. Письма» одновременно вышла в России, Великобритании, США и других странах 9 октября 2012 года, в день рождения легендарного музыканта. Впервые Йоко Оно дала согласие на сбор и публикацию писем Джона Леннона. В книгу вошло около 300 уникальных писем, впервые собранных под одной обложкой. «Джон Леннон. Письма» — это уникальная книга, которая позволяет лучше понять одного из самых знаменитых музыкантов XX века. Это бесценные документы, рассказывающие о жизни Леннона, его взаимоотношениях с семьей, членами «The Beatles», друзьями и поклонниками. Спустя три десятилетия после убийства Джона Леннона армия его поклонников нисколько не уменьшилась. И теперь, увидев музыканта с иной стороны, они смогут еще раз убедиться в неординарности своего кумира, который делал талантливо все, за что бы ни брался. Хантер Дэвис проделал огромную работу по розыску писем, когда-либо написанных Ленноном. Слово «письма» употребляется в данном случае в самом широком смысле, так как в книгу вошли написанные Ленноном открытки, записки, заметки и т.д. (в общей сложности 300 документов). Тут признания в любви и поздравления, деловые письма и списки покупок, невероятно трогательные рисунки и даже анкеты авиакомпаний, которые Леннон обожал заполнять во время перелетов. Дэвис рассказывает историю каждого письма, когда и при каких обстоятельствах Леннон написал его, поясняет смысл того или иного высказывания. В книге также собраны факсимиле, фотографии и рисунки Леннона, которые никогда ранее не публиковались. «Джон Леннон. Письма» — это не просто архивные материалы, собранные под одной обложкой, а полноценная биография Леннона, история легендарной группы «The Beatles» и своеобразная энциклопедия эпохи культурных революций 60-70-х годов.

30.06.2013 07:46 | Katrin

Поздравляю победителей!!!

Володь, ну ты...как всегда... - молодец!)

30.06.2013 08:07 | Volcha

ох, ты, классно как!
Володя - у меня нет слов...

30.06.2013 10:55 | CicadasCatcher

Ух-ты! Неожиданно! Спасибо огромное!
И книжка эта очень в тему!

30.06.2013 12:44 | tamika25

Поздравляю всех)

30.06.2013 21:47 | SukinKot

Ловца цикад с победой!)

Большое спасибо!
Да, для меня тоже неожиданно)

07.07.2013 17:55 | marko

Я, кстати, предлагаю, по итогам голосования постить отдельную новость. Ну и начиная с сентябрьского обзора уже баннер вешать - афтар месятца. Местечко только подберем.

07.07.2013 18:37 | Володя, Стрекоза и Муравей

Ура!!!)

07.07.2013 18:41 | тим

Пасибо!)

Оставить комментарий

Имя *:
E-mail:
Текст комментария *:
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Стихотворение Лета 2018

Поэт Лета 2018

Автор года 2017

Произведение года 2017

Камертон