Отличное предложение на заказ бетона м200 в Ростове с доставкой от завода.


Поэтический турнир




Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
6 декабря 2019 г.

Лучше молчать и показаться дураком, чем заговорить и развеять все сомнения

(Марк Твен)

Наши именинники


Анонсы

28.07.2018

Углём по бетону. Итоги турнира № 80

Правил много понарушали. Да чего там, все правила рухнули...

Сон во сне

М буквицааленький привратник проснулся, когда на улице начинало смеркаться. Вышел на крыльцо, огляделся и удивился. А удивляться было чему: по всему ристалищу лежали рыцари. Кто на раскладушках, кто на надувных матрасах, кто на ковриках, а кто и просто на траве. Над многими из них клубились сны.

— Они не заболели? — обеспокоился неизвестно откуда взявшийся Ёж.
— Нет, они спят. По Указу Короля.

Бережно обходя и перешагивая спящих, привратник двинулся к Царской ложе.

Его Величество сидел за столом, раскладывал на зеленом сукне сны и что-то бормотал.

— Ничего себе, пасьянсик, — хихикнул Ёж.
— Тихо ты, не мешай, — привратник придвинулся к столу, чтоб ничего не пропустить.

Pro: Турнир… Да, турнир… А турнир-то состоялся!

Ну что, вассалы мои любимые! Закрываем турнир? 15 выпадов — хорошее число! Кто не успел, тот опоздал. Ад пуст, все бесы тут... Не, это не отсюда, да и не сюда. Вот оно — весь цвет рыцарей собрался тут! Великое наслаждение вы мне подарили! И я подарил турниру 2 внеконкурсных выпада на радостях.

Радуют меня авторы, радует количество выпадов, радует качество. Вышли рыцари на ристалище верные, про-веренные годами. Вышли те, которые по ленте давно уж не ходили, доспехами не бряцали. Но начистили панцири-кольчужки, навострили мечи-копья и ухнули булавами по плахе косности, и разбили сосуд однообразия дней! Брызнули капли-стихи во все стороны, блестят на солнце алмазами и яхонтами, лезут в головы, срываются с языка, летают по ристалищу! Щас всех поймаем, про-чтем, про-смакуем! Ума не приложу, как места распределять, но есть уже любимцы, есть... По честноку... фу-ты. Вампир и чеснок. Вышел из образа, сори! Ладно, давайте вместе читать...

Правил много понарушали. Да чего там, все правила рухнули. Еще бы! Когда столько самобытных рыцарей, знающих себе цену и привыкших завоевывать и нарушать (пуще того — самим устанавливать) правила выходят на Ристалище, спокойного Турнира и не будет! Да и не надо! В Пекло правила!

Все хороши! Всем участникам — плащ с собольим подбоем и гербом моего двора на фибуле.

Его Величество внезапно резко отодвинул от себя несколько снов. Маленький привратник, не растерявшись, быстренько сгреб их себе в карман.
 

 Сон в майскую ночь
 

                Приснилось, что кольца Сатурна
                Ты мне надевал на запястья,
                Под звуки ночного ноктюрна,
                Как символы зыбкого счастья.
                Качались Весы на цепочке,
                И Марс улыбался Венере.
                Полярной блестящая точка
                В своей куртуазной манере
                Сияла то тускло, то ярко
                На выгнутой ручке ковша...

                ...От блеска ночного подарка
                запела земная душа...
                Так было тревожно и сладко,
                Как может быть лишь по весне.
                Осталась загадка загадкой:
                Как сон может сниться во сне?

                Сгущался туман Андромеды,
                Под утро Луна улыбнулась.
                Мне шли неземные браслеты,
                но тут я взяла и — проснулась...

 
Черничные чернила
 

                                                Шуточное
                                                Никому

                Черничные чернила
                Размазаны по небу.
                Под вечер вдруг решила,
                Что я к тебе приеду
                Вот так, без приглашенья,
                В твоё шальное лето.
                Но в кассе, к сожаленью,
                Не дали мне билеты.
                К тебе! — и нет билетов!
                Скажи, какая дурость?
                Я думала об этом
                Потом, когда проснулась.

                Черничные чернила
                Под утро посветлели.
                Я так тебя любила! —
                Во сне, на самом деле.

                Два сна подарила мне Пестня:
                сон галактический в браслетах Сатурна,
                сон черничных ночей шального лета...
                Сплю в них на выбор, предаюсь мечтам.

Сон
 

                в три пятнадцать за блошиным рынком
                между гаражами и котельной
                мне во сне назначил встречу мальчик
                что учился в параллельном классе

                красной несмываемой помадой
                нарисую томную улыбку
                расправляет время смятый фантик
                стрелки на часах бегут обратно

                по давно известному маршруту
                полечу с закрытыми глазами
                жаркий воздух пахнет базиликом
                старый пес желает мне удачи

                а когда мы за руки возьмемся
                нам сыграют рок со всех балконов
                маргаритки на путях трамвайных
                розовые головы поднимут

                ну и все, конец, слепые титры
                вкус тархуна, летняя нирвана
                календарь горит в костре заката
                нам с тобой не надо больше в школу

Pro: Несмываемая помада Алины незабываемо врезалась в память.

 
Ветер
 

                Сплю.
                И снится мне во сне
                сон вторичного значенья:
                будто грешен я вовне,
                а внутри — хорош вполне,
                и имею основанье покачаться на волне.
                С Прелестью наедине.

                Сплю.
                И вижу продолженье сна во сне.
                Уединенье.
                Прелесть требует виденья,
                а потом — осуществленья
                ей пригрезившихся чар
                И чтоб ветер не кончал-
                ся.

                Сплю.
                И сон мне тет-аж-в тет.
                Красота!
                Волна качает.
                Небо дыбится от чаек.
                Прелесть что-то напевает...
                ....................
                За окном встает рассвет...
                Просыпаюсь — тапок нет!

Pro: Очаровала Прелесть Аркадия, хоть и тапочки крадет. (А Ветер-то каков! Озорник!)

 
Партия
 

                Я и противник мой ужасный
                Склонились молча над доской.
                Теперь стенания напрасны.
                Зачем прельстился я игрой?

                Гость выбрал «вариант дракона».
                Взаимоострая борьба.
                Исчезли звезды с небосклона.
                Моя решается судьба.

                Хотя дебют был не позорный,
                Но миттельшпилем удручен —
                Я потерял в нем пункт опорный
                И провалился в новый сон.

                Как беспощадно это солнце...
                Трепещут нервы на клинках,
                Боль плещет влагою в колодце,
                И мир плывет в Его глазах.

                А я стою в толпе незримый,
                Хоть я пока не ученик,
                Но глас Его неотразимый,
                И в сердце черствое проник.

                Вот Он пытается бороться,
                Подтягиваясь на кресте,
                Молиться только остается,
                Но все слова мои не те.

                В рыданьях рву я шевелюру...
                Рукою трогаю ладью,
                Бесстрашно жертвую фигуру,
                И бой выходит на ничью.

Pro: JorgeRegis не позорно дебютом баловал меня. Ничья твоя вполне почетна. Я эту партию беру.

 
Слоносон
 

                Снился давеча мне сон,
                что в кровати дремлет слон,
                ноги-тумбы бросил вбок,
                на носу томатный сок.
                Вечер, хочется поспать,
                не могу попасть в кровать:
                тумбы, хобот, пузо, хвост...
                — Как?, — вопит немой вопрос, —
                как попасть хотя б на край
                и пролезть в сонливый рай,
                если всё там занял слон,
                где местечко меж колонн?
                — Эй, проснись скорей давай,
                наглый серый вай-вай-вай!
                И — пихать нахала в пузо.
                Глаз открыл и стал медузой
                на расстеленном песке
                в обезвоженной тоске.
                Я хотела бы проснуться,
                но на ложе спит зануда
                руконог головогрудь.
                Для начала бы уснуть...

                Сон про Слон. Нет, Слоносон!
                Плачем с Таней унисон.
                Занял всю твою кровать —
                как мы будем ночью спать?

 
Сны
 

                1
                Сельской лачуги крыльцо выведет к призрачным залам —
                в мир, перевернутый так безнадежно и строго:
                к ангелам с птичьим лицом и хвостами шакалов,
                к черному богу, чьи плечи опутаны тиной,
                к губкам-кораллам, чей мат почерней гуталина,
                к пьяным солдатам, борделям, баракам, дорогам...

                2
                В топях под мхами заветная прячется тропка,
                гномом хранима, укрыта ковром из брусники.
                Бледная нежить ночами резвится, и робко
                в мраке трясин проступают истлевшие лики...
                Вот и плетень, облицованный мрамором серым.
                Грозные стражи таятся в альковах бездонных,
                ржавые латы расцвечены свежей рекламой.
                Воздух, закрытый для ветра, пропитан сортиром.
                Выхода нет — есть только входы и стены.
                Да коридоры, где хлорка скрипит под ботинком
                вместе с осколками раковин древних моллюсков.

                3
                Скоро рассвет мутной дымкой затянет деревню...
                в горы уходишь с попутным эльфийским отрядом.
                Следом — не ворона крик, но прощальная песня
                тем, кто свободу обрел после долгих исканий,
                как ученик, обретающий тайну искусства.

                ...Миг пробуждения —
                дверь, что прорублена сквозь измеренья.
                Вещи встают по местам.
                Время привычней течет.
                Смутною рябью зеркал
                тают навеки
                соседних
                вселенных
                движенья.

                Сны Земноморья, сны Средиземья.
                Эред Литуи и Эфель Дуат...
                Там по-другому течет бесконечное Время.
                Там гном тебе брат и эльф тебе рад.

 
Бессонница
 

                                                                                  моей бессоннице

                А ты говоришь: не спи, пропустишь самое главное.
                А я говорю: отстань, мой сон отплывает в час.
                А ты включаешь кино — не то, что по расписанию,
                а то, в котором про них и, может, чуть-чуть про нас.

                И вот уже не до сна, и действие на экране
                течет, освещая ночь, течет, раздвигая мрак,
                вдоль серых чужих домов, вдоль набережной в тумане.
                И до плохого финала остался незримый шаг.

                Сейчас бы уснуть назло правдивому сценаристу,
                отправиться бы туда (во сне пропускают без виз),
                закончить историю так, чтоб было не грустно и чисто,
                потом проснуться и сразу отформатировать диск.

                А ты говоришь, не спи.
                А я уже сплю давно.
                Пропустишь опять кино!
                Пускай. Я уже не здесь.

Его Величество разложил оставшиеся сны и, морща лоб, начал их разглядывать.

Pro: Итак, второй проход. Все классное. Сложно. Но ведь надо? Выделяю средь прочих mysha, ole, Tebura, Helmi, Volcha, marko и natasha. Всем этим авторам дополнительно по бочке моего лучшего вина и по конской сбруе с серебряными накладками!

Третий проход.

Застрелился. Ожил, заколол себя шпагой. Но я ж бессмертен. Но, как мне выбрать?

Еще два сна полетели в сторону привратницкого кармана.

 
В городе нищем
 

                В городе нищем снишься и что-то ищешь,
                Бродишь упрямо между кривых заборов.
                Клонятся липы, нынче такой ветрище,
                Солнце несется вниз, словно поезд скорый

                Сумерки лета сыплют на нас пыльцою,
                Красят изнанку дней ежевичным соком.
                Можно закрыть глаза и уйти с тобою,
                Годы назад листая во сне глубоком.

                Старый квартал, давно уже стертый с карты,
                Домик и сад, узоры на чайном блюдце.
                Райские кущи, наши координаты,
                Мир воскресает, значит, пора проснуться.

Pro: Ежевичный сок сумерек лета неподражаем!

 
 
Про баранов

Helmi. Про вдохновение и баранов. Или наоборот

                                                Я больше не считаю баранов перед сном.
                                                Потому что с возрастом их становится все больше,
                                                и они научились разговаривать (Е. К.)

                Бараны шли по синей густоте
                Холста небесного. Пятнадцатый из стада
                Лениво шел в конце. ...мммм... заду, хвосте
                (Неважно, впрочем — выбился из ряда).
                Ряд радовал кудрявостью боков,
                Белилами шерстистых завитушек,
                Копытца мельтешили. А каков
                Последний? Стоп. Не лучше и не хуже.

                Плясала кисть, резвился мастихин.
                Художник спал, муштабелем касаясь
                Одной из незаконченных картин.
                А кисть творила, без руки взлетая,
                Месила прытко красочную смесь,
                Писала небо чисто и пастозно:
                На голубом баранья куролесь
                Звучала смело, сочно, грандиозно!

                Пятнадцатый рогами зацепил
                Одну из бутылей для натюрмортов.
                Художник про(тре)...снувшийся, застыл:
                «Как я пишу! За эти овцеморды
                Я удостоюсь фунтов или йен,
                В количестве, достойном для таланта».
                ...Пятнадцатый заблеял громко: «Хрееен!»
                Теперь и я проснулся. Виновато
                И осторожно вспомнил, что вчера
                Задумал было написать овечку:
                Вдали от стада, заблудилась, все дела,
                Чтобы, как Хёрст, про символы и вечность.

                Мораль не ждите. На турнир Про — сон.
                А миру — мир, а стадо — из баранов.
                Не спи, пока кудрявиться дано.
                Овцу распилят — поздно или рано.

                И Дэмьян Хёрст из черепа глазниц
                уставясь драгоценным изумрудом,
                икнул задумчиво на небо Биарриц
                с одной овечкой белогрудой!

— Так вот он какой, метод исключения, — восхитился привратник и придвинулся поближе, чтоб не пропустить ни сна, ни слова.

Pro: mysha, ole, Volcha, marko, natasha. Всем этим авторам дополнительно по наделу земельному на их усмотрение. Но только в районе дальних дач! Не более 20 акров на каждого.

Еще два сна отлетели в сторону, но привратник успел их поймать.

 
Осоновение
 

                тело в обрез пуля не знает воли
                телекинез не понимает долли
                жизнь это сон
                на небесах механик
                под колесо ладит и ладит пряник
                ой ты еси счастье деревня детство
                сено труси от комарья не деться
                землю впитай нервной стопой спиною
                солнца пята в лето одно длиною
                шок сторожит курица безголова
                долго бежит словно во сне и снова
                вспомнится всё костью в гортани встанет
                жизнь это зло выжить во вражьем стане
                или тебя или тобою или
                кто-то любя скажет когда-то жили
                дверь отворит и у лица закроет
                на раз два три в вечность проводят трое
                там лучше всех и навсегда уходят
                кто по росе кто по стерне сухой и
                в лучший из снов сбросив одежду тела
                из позвонков лестницу в вырий сделав
                лезь и лети ослабевает шуйца
                пальцы скрести в жизни опять проснуться

                Осоновение бьет по мозгам как плетью.
                На небесах доли своей не встретил.
                Снова оделся бренною плотью тела.
                Снова не понял, есть на Земле мне дело?

 
Ночь
 
 

                Ночь — черное чудовище мое,
                семь черных крыл раскрыла надо мною,
                под ними влажный сон, глухое забытье,
                в которое ныряю с головою.

                Вниз —
                лбом, щекой, плечом, коленом —
                и согнута спина, и руки на груди,
                всё — тьма...
                ...
                и тьма...
                ...
                светлеет постепенно,
                плывет и тает. День — маячит впереди.

                Спала ли я? Не знаю. Что-то снилось,
                быть может, ну, а, может быть, впотьмах
                пред воспаленным взором в яви мнилось
                и отзывалось стоном на губах.

                Ночь семикрылым сном семь раз окутала.
                В седьмой уйдя, забыл про первый.
                Она меня звала, манила, путала
                Богиня, ангел? Просто стерва?

Четвертый проход. mysha, ole, marko. Всем этим авторам дополнительно дарую наследуемый титул баронетов (молодец, Яшка английский — знатно придумал).

Итак, риттеры мои, надо ли средь вас выбирать тоже? Тяжко мне...

Ёж от нетерпения растопорщил колючки.
— Неужели не выберет?
— Выберет. Не мешай.
И Величество выбрал. Он встал, бережно держа в ладонях один-единственный сон. Оставшиеся на столе тут же были присвоены привратником.

 
Снился дождик
 

                Мне снился дождь. Не соблюдая линий,
                он падал вкривь и вкось, и даже ввысь,
                всей тяжестью своей вбивая клинья
                в мой сон, как будто требуя:
                — Проснись!

                Сну снился ветер. Он подул на ранки.
                Сон плакал:
                — Больно!, —
                и просил:
                — Ещё!
                И ветер, вывернувшись наизнанку,
                иссяк, но все же влагу сдул со щек.

                Мне снились дождь и ветер. И дорога,
                ведущая меня сквозь сонный строй.
                И голос:
                — Ты продрогла?
                — Да, немного.
                — Скорей проснись и форточку закрой.

                Сну снился дождь и я.
                Мне снился зонт и ветер.
                Качалась вся Земля,
                Промокло все на свете...

 
Профессор Люпин
 

Давеча задремал в электричке у окошка. И мерещилось, будто какая-то суровая тетка по имени Хлоя затеяла в вагоне приборку. Носила коробки, шуровала шваброй под сиденьями, изгваздала мне все башмаки, трясла покрывала... и бурчала непрестанно, что, мол, все тут расселись и в проходах стоят, а нет чтобы ей, Хлое, помочь или хотя бы расступиться, потому что она, Хлоя, уже не юная девочка, чтобы через нас, бездельников, перешагивать, что и возраст у нее, и поясница, и камни в желчном проходе от-такенные... Проснулся — за окном Москва. А на стекле, с другой стороны, зеленым маркером: «Хлоя».

Когда садился, надписи точно не было. Испарина на стекле — была. И комар еще, который из этой испарины попить приходил... Пока припоминал-кумекал, обнаружилось, что смеркается, вагон пуст, а в проходе — малышка лет семи-восьми: красная курточка, рюкзачок, бейсболка с иероглифом «счастье». Суровая такая, глаза синие-синие, ледяные, прямо до ломоты. Молчит, смотрит. Нехорошо так смотрит. Аж передернуло. «Чего, говорю, уставилась, барышня? Иди себе, куда шла, а я на работу спешу». Кивнула, подошла, забрала у меня из рук увесистое зеленое яблоко и так же молча удалилась в сумеречную перспективу. Тут меня осенило: вовсе не на работу я еду, а напротив, домой возвращаюсь, и семь-сорок-восемь на вокзальных часах — это не утра вовсе, а вечера. Только куда, спрашивается, день девался?..

В общем, проснулся в холодном поту. Снова солнце шарашит. Хлоя тут как тут. Шастает. Шныряет. Шипит. Дескать, расклячили свои ноги, а Хлоя оттого не может ни под сиденьем протереть, ни само сиденье, которое, понимаете ли, заспато до безобразия. И всего-то им поручили — яблочко дочурке передать, так они теперь до второго пришествия отдыхать удумали, в будний-то день. Нет бы шли себе на работу и не отсвечивали...

Поднялся и пошел. На работу. Просыпаться.

Pro: Как всегда, все дело в яблоке, а Ева, фу ты! Хлоя типо ни при чем! Любят великие нищими прикидываться... Можно ж и так трактовать?
Просил я Хлою в ленту. Допросился. Спасибо!

mysha, представь меня Анне, я отведу Анну в ее покои... Ибо... ибо mysha — Королева нового Турнира! Преклоните колено, рыцари!

 
На память
 

                Анна? Пусть будешь Анна,
                Ты так же спокойна,
                как много лет тому...
                Прости, я могу вести себя странно,
                но тебя никто не прогонит.

                В этом доме так много комнат,

                расположенных не по уму,
                а по порядку.
                Чаю? Сладкого?
                Хочешь увидеть близко любую звезду?
                Снова прости, я принял тебя за ту...
                Знаешь, я сохранил тетрадку
                ее/твою. Можешь прочесть.
                У тебя был почерк очень ровный.
                Я все знаю наизусть слово в слово
                Так быстро листаешь, зачем?
                Что это? Когда ты успела?
                Стих новый...
                Новый, другой, белый.

                Проснись, Анна!
                Мы тут одни.
                Ни страха, ни бешенства, ни войны,
                мы — Боги!
                Мы вышли из неба, из пены, из гобелена.
                С нас пишут иконы
                углем по бетону,
                над нами раскопки, под нами — Вселенная.
                Мы Йоко и Леннон,
                мы рок-погребение.
                Анна, открой глаза!
                Это не ночь, ночь — это неправда.
                Побудь со мной рядом.
                Не исчезай

                Спи наконец, ты же не спишь уже целый год.
                Твоя Анна от тебя не уйдет.
                Сидит на краю кровати,
                бледная и бесстрашная.
                Губ коснулась.
                Она проснулась
                раньше.
                У нее поезд
                и верхняя полка.
                Она не надолго,
                она без обмана.
                Невызнанна, неопознана, имя ее — тайна.

                Снись мне, Анна!

                Всё так,
                как в той ненаписанной песне.
                Время, добавленное во сне,
                пропадет без вести.

                Стихотворные версии измучены
                музыкантом уличным.
                Она говорила — он ничего не понял.
                Она замолчала и всё встало на свои места.
                Хочешь проснуться — считай до ста.
                Сон из сна не сон отпустит.
                Анна пишет обидные глупости.
                Также спокойна,
                как многое лето тому...
                Она — не она...
                помнится смутно,
                пробужденье стремительно

                Я так хочу тебя видеть,
                я так
                хочу
                тебя
                видеть.

Pro: Я принимаю этот дар и буду думать прежде, чем уснуть. Я буду думать: имя Анна.

Турнир завершен, да здравствует Турнир!

 

P.S. Королевские выпады, подаренные турниру Его Величеством:

 
Сноходец
 
 
                                                        сквозьтурнирное

                Другой стал другом.
                Друг стал другим.
                Грустит подруга —
                раздельно спим.

                В моих блуждают
                ее глаза.
                Я понимаю,
                но не сказал.

                Другая смотрит
                в меня с испугом.
                Широкобедры
                ее услуги.

                Сегодня снова
                пришел другой.
                Свои оковы
                принес. Постой!

                Иди ты с миром!
                Но от меня.

                Своим кумиром
                весь свет кляня.

                Проснусь однажды —
                во сне чужом.
                Проснусь я дважды
                и, поражен,

                застыну стыло —

                петля в петле.
                В груди заныло —
                в одном котле

                все сны на свете.
                И нет конца...
                Я вновь приметил
                абрис лица.

                Иду зачем-то

                искать других.
                В ушах крещендо,
                распух язык.

                Проснусь однажды
                не в сон, а в явь...
                С вопросом важным
                пойду — моя ль?

                Иду по кругу
                немало лет.
                Уйду в недуге,
                а счастья нет.

 
Дурной сон
 

                Чужие улицы знакомых городов
                меня чураются, уводят в переулки.
                Шаги в смыкании домов до жути гулки;
                а я — ребенок. Знаменитый Крысолов

                ведет живым нас ручейком за город в лес.
                Тупик внезапно открывается проходом,
                я вижу улицу другую мимоходом.
                Там люди, солнце, суета и башен блеск.

                Я прыгаю, в порыве разрывая связь,
                и...
                взмокший, просыпаюсь на своей кровати,
                готов всех разбудить и заключить в объятья.
                И тает старых улиц призрачная вязь.

 

Автор: ole


← ПредыдущаяСледующая →

29.07.2018
Условия турнира № 81. За Королеву Мышу!

23.07.2018
Та самая непрерывность... Шорт-лист Весны-2018

Читайте в этом же разделе:
23.07.2018 Та самая непрерывность... Шорт-лист Весны-2018
10.07.2018 Пошуровать и удобрить. Выбираем Произведение и Автора Весны-2018
26.06.2018 Шорт-лист недели 25.05–01.06.2018: Свои ошибки
26.06.2018 Шорт-лист недели 18–25.05.2018: О нежелательных рифмах
24.06.2018 Шорт-лист недели 11–18.05.2018: Ох, мол, и ах

К списку


Комментарии

30.07.2018 19:26 | Tebura

Насыщенный получился турнир. Психоаналитик сойдет с ума от решеторских снов)

30.07.2018 22:22 | Volcha

красотища!)

31.07.2018 11:53 | ole

Пусть только придет, мы и его вылечим.
Психоаналитика, в смысле.))

01.08.2018 12:42 | Pro

укушу сперва (психоаналитика, в смысле.)

01.08.2018 12:45 | Pro

Проснулся (граф Цепеш в гости зовет. нарочного прислал). Дай, думаю, загляну в прежние владения. А тут вона как. память живет в народе. память о Великом Турнире и великих риттерах! Письменные источники уже пошли. Радует. А привратник-то умница какой! Правдиво все описал как! Только Ёжа не помню... вроде, дикобраз был. Не?

01.08.2018 13:52 | ole

Нет, Ник. Это был Ёж. Только он в последнее время действительно почти невидим.

Оставить комментарий

Имя *:
E-mail:
Текст комментария *:
Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Новая Хоккура

Произведение Лета 2019

Мастер Лета 2019

Автор года 2018

Произведение года 2018

Камертон

Пирожковая