503 Service Unavailable

No server is available to handle this request.



Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
24 февраля 2020 г.

Не выходя со двора, можно познать мир

(Лао-Цзы)

Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Только верить...

В середине восьмидесятых я работал на авиационном заводе в отделе рекламаций. И мы постоянно мотались в командировки, обеспечивая техническую состоятельность вертолетов. Как военных, так и гражданских.

Как-то раз надо было съездить в Москву во Внуково и поменять там подшипники на автомате перекоса МИ-8. Дело привычное. Совсем нехитрое, хотя и достаточно трудоемкое.
Меня (как молодого специалиста) определили в помощники к нашему ветерану. Человеку, можно сказать, необыкновенному. Звали его Анатолий Карцев. А за глаза величали Бароном. По двум причинам.

Во-первых, он был патологический враль и жил в наполовину выдуманном им же самим мире. Правда постоянно переплеталась у него с кривдой, и было невозможно определить четкую границу между двумя противоположностями.

И врал он исключительно из любви к искусству, безо всякой для себя выгоды, чаще всего. Но иногда польза была. Как результат неподражаемого артистизма и незаурядной внешности. Ему бы в кино больших начальников играть! Солидность присутствовала в каждом его жесте, в каждом движении. Породистое лицо было подчеркнуто значительным, говорил он не торопясь, с достоинством, а взгляд был тяжелым и непроницаемым.

Карцев-Барон не обзавелся семьей. И ничего не мешало ему тратиться на себя по полной программе. Он ходил в добротном кожаном пальто, носил дорогую обувь. А импозантный парфюм он покупал в частых загранкомандировках...

Так вот. Мы с Анатолием вошли в вагон за пять минут до отправления поезда. Одним из баронских принципов гласил, что спешка нужна лишь после первого стакана.
В купе уже сидели попутчики: молоденький милицейский сержант и пожилой мужик с насмешливыми глазами на невеселом лице.

Карцев уже хотел начинать светскую беседу, но тут послышалась громкая ругань в коридоре. Проводница пыталась заставить покинуть вагон пьяного провожающего, который матерно убеждал ее, что времени у него еще навалом.Крики усиливались. Дело могло дойти до рукоприкладства.

И тут Барон строго посмотрел на сержанта и выдал такую тираду:

- Товарищ сержант! Извольте навести порядок в общественном месте! Я полковник КГБ...

Анатолий уверенно и слегка небрежно вынул из кармана красное удостоверение с гербом на обложке и неторопливо сунул его обратно. И продолжил:

- Мы с капитаном возвращаемся с трудного задания. И хотели бы отдохнуть хоть немного. Ваш служебный долг - пресечь хулиганство. Выполняйте!

Сержант быстро встал, надел фуражку, отдал Толику честь и пошел разбираться.
Второй пассажир, как мне показалось, с интересом посмотрел на нас.

Да уж... Эти красные книженции, выдаваемые нам на заводе, назывались 54-ым приказом. Под таким номером шло распоряжение МО СССР предоставлять без очереди авиа и жд билеты сотрудникам, обслуживающим авиационную технику.
Удостоверения имели довольно грозный вид издалека. Некоторые из нас проходили по ним в метро бесплатно. А Карцев даже водку без очереди брал. Показывал мужикам книжку и полушепотом просил пропустить к прилавку. Эх, совсем замотался шпионов ловить. Вот выпала свободная минутка... Ему никогда не отказывали. Мол, понимаем. Бери, конечно. Вы ж тоже люди живые...

Вопли в коридоре прекратились. Сержант вернулся в купе и доложил, что порядок восстановлен. Карцев одобрительно кивнул.

Поезд тронулся. Было видно, что сержанту как-то неловко находиться среди высоких чинов. И он, запинаясь, сказал, что в соседнем вагоне едут его друзья. И быстренько свалил туда погостить.
Мы остались втроем.

Карцев взял быка за рога и обратился к попутчику:

- Позвольте представиться, я Анатолий Вячеславович. По причине трудновыговариваемости, просто Анатолий. А этот молодой человек - Арсений, мой помощник.

Сосед ответил безукоризненно вежливо. С улыбкой на открытом лице:

- Очень приятно. А я Владимир Ильич. И для краткости называйте меня просто Ильичом. Если захотите, конечно.

Мы с Бароном переглянулись. Кого только не встретишь на жизненном пути под стук колес!

- А не поужинать ли нам, Владимир Ильич? У нас есть коньяк.

Карцев достал из сумки поллитровку армянского.

- И у меня есть коньяк.

Ильич поставил на стол такую же бутылку. Карцев лукаво усмехнулся:

- Зато у вас нет финского салями!

- У меня есть салями...

Попутчик вынул из дипломата упаковку в красивой обертке.
Я решил, что это уже перебор. Тень Штирлица становилась все более материальной.
Но Барон продолжал:

- Похоже, мы кормимся на одной кухне. Вы в каком звании? А фамилия ваша случайно не...

- Ни в коем случае! Не та, что вы подумали. Моя фамилия Дзержинский.

- Уж не наш ли вы коллега?!

- Что вы, Анатолий. Такая честь не выпала мне. Я всего лишь преподаю в одном из университетов и совсем не родственник железному Феликсу. Так, случайное совпадение... А коньяк с колбасой - продовольственный заказ, выданный на работе по поводу надвигающегося Первого мая.

Барон кивнул. И, как мне показалось, сделал он это весьма снисходительно.

Примерно через час, когда застолье было в разгаре, Анатолий не смог не поделиться с новым слушателем недавней историей, действительно произошедшей с ним. С некоторой коррекцией содержания, разумеется.

- Ты представляешь, Ильич, до чего страна дошла? До какой степени оборзения она докатилась? Я тут недавно по службе из Берлина через Москву в Питер летел. Самолет задержался, на последний поезд я уже не успевал. И был вынужден в Шереметьево ночевать. Но гостиница для комсостава была какими-то генералами из Варшавского договора забита под завязку. И пришлось мне остановиться в обычной ночлежке для военных при аэродроме. Такая комната здоровенная человек на двадцать. Нашел я в полумраке свободную койку и завалился спать.
Утром проснулся, одеваться стал. В гостинице почти никого уже не было. Сунул ногу в сапог. Он у меня зимний, высокий, на молнии. А там... Ильич, там было насрано! Нагадил какой-то подонок! И кому?! Полковнику! КГБ!
Хорошо, что у меня в сумке новенькие ботинки были, у немцев купленные. А те сапоги пришлось там оставить. Пристрелил бы того засранца позорного. Как диверсанта, подрывающего боеспособность органов государственной безопасности!

Самое интересное, что Барон почти не соврал. За исключением того, что в сапог ему сходил его же напарник, очнувшийся среди ночи в беспамятстве после пьянки. И, не найдя в темноте выхода, решил облегчиться в первое попавшее под ногу место.
Он потом уверял Толика, что абсолютно не предполагал, что сапог принадлежит уважаемому коллеге и скорее бы обделался в штаны, чем совершил сей гнусный поступок, но... История, как известно, сослагательного наклонения отнюдь не имеет.

Ильич слушал рассказ внимательно и заинтересованно. Было видно, что история произвела на него определенное впечатление.
Потом наша троица вышла в тамбур покурить. Голова приятно кружилась. И весь мир казался почти прекрасным.

Затянувшись, Барон спросил Ильича уже как-то совсем по-свойски:

- А вот скажи, Феликс Эдмундович, ведь ты пошутил с именем-отчеством? Как и с фамилией своей?

Ильич пожал плечами и отступил на полшага. Затем он вынул из кармана красивое красное удостоверение, открыл и показал его нам, не выпуская из руки.
Мы стали читать:

- Комитет Государственной Безопасности при Совете Министров СССР...
Дзержинский Владимир Ильич...
Полковник...

Гоголь. Немая сцена. Небо упало на землю. Реки потекли вспять.
А Ильич сказал Толику очень серьезным голосом:

- Теперь показывай свой документ.

Барон молча достал книжку и протянул чекисту. Тот ознакомился с ее содержимым, но возвращать не спешил.

- А вы сами-то где трудитесь, ребята?

- На "Красном Октябре". Объединение имени Климова.

- Как же, был там по делам. У Мухина Петра Сергеевича из первого отдела. Знаете такого?

- Знаем. Только он не Петр Сергеич, а Сергей Петрович вообще-то.

Ильич кивнул головой и вернул удостоверение. Потом подмигнул и сказал с улыбкой:

- Доверяй, но проверяй! Спасибо вам, мужики, за веселый вечер. А ты, Анатолий, могёшь... Гигант. Сначала почти убедил. Мне даже показалось слегка, что именно тебя я вчера в конторе видел. Тебе бы в кино наших играть! Ладно, пошли поспим. Ехать долго еще.

Да... Встретились случайно в купе попутчики. И оказалось, что один из них милицейский сержант, двое других работают на военном заводе, а четвертый настоящий полковник КГБ.

Такую страну победить нельзя. И умом понимать совершенно немыслимо.

"В Россию можно только верить!"


Автор:Mistifikator
Опубликовано:29.12.2019 18:20
Просмотров:245
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Новая Хоккура

Произведение Осени 2019

Мастер Осени 2019

Произведение года 2019

Камертон

Юмор-студия

Пирожковая