Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
16 октября 2019 г.

Вред приносишь ты, если хвалишь, но еще больше вреда, если порицаешь то, в чем мало смыслишь

(Леонардо да Винчи)

Наши именинники


Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Конформистка 1

Металлический цилиндр передразнивал солнце. Из его отверстий лениво выползал дым. Сандра бросила окурок и направилась к машине, когда двери шопинг-центра плавно разошлись. И оттуда к ней беззвучно выехала детская коляска. Фирменная, не китайское барахло. Внутри спал младенец, похожий на дорогую куклу. Завернут во что-то лёгкое, бело-розовое, с кружевами. Девочка. Двери сомкнулись. Вокруг – никого.

Так... – подумала Сандра Нест (В прошлой жизни – Саша Нестерова. Ныне гражданка Австралии, тридцать семь, замужем. Фигура обычная, рост средний. Лицо скрыто элегантной панамой. Глаза – солнцезащитными очками.). Так... Камер слежения за этой парковкой нет. Недавно какой-то дебил царапнул здесь её авто, и она ходила узнавать насчёт камер. Свидетелей – огляделась быстро – если только в машине кто... Ребёнка – в охапку и мигом свалить. И потом всё это объяснить как-нибудь. Взять неоплачиваемый отпуск, в крайнем случае, уволиться. Но что сказать Тёме? Я сумасшедшая. Даже за такие мысли надо...

Тут двери снова разъехались, и выбежала женщина. Судя по дикому, растерянному виду, – мамаша. В одной руке – пакеты, в другой – телефон.
– Ох, Господи, – схватила коляску, глянула внутрь, запричитала, – спасибо вам, дорогая! Спасибо! Позвонили не вовремя, я у кассы была... И её кто-то толкнул, наверное. Оглядываюсь – нет! Я чуть в обморок не грохнулась. А если бы выехала на парковку... Слава Богу, вы остановили! Есть же хорошие люди на свете...
– Я думала, это мне подарок к Рождеству, – Саша улыбнулась, – сколько ей?
– Два месяца. А у вас дети есть?
– Нет.
– Успеете, наслаждайтесь пока. У меня эта третья, двое – погодки. Измучилась реально, ноги подгибаются, голова в тумане. Ну ладно, мы поехали. Хорошего вам дня и... удачи.
– Вам тоже.

После тридцати вопрос о детях стал неуютным. Затем превратился в болезненный. За шесть лет эмиграции она сменила три работы. Бухгалтерия, администрация – коллектив в основном женский. Тема потомства возникала чуть ли не каждый день. И когда Саша говорила «нет», в беседе ощущалась едва уловимая пауза. Может быть, только Саша её замечала? Или не было вовсе этой паузы? И взглядов не было сочувственных, фальшиво ободряющих? Так воспитанные люди смотрят на калек. И шушуканье за спиной ей тоже мерещилось? Столько лет замужем и не рожает... Больная? С мужем что-то не так? Эгоистка, любит пожить для себя? А часики-то тикают. Саша знала, что преувеличивает, однако избавиться от этих галлюцинаций не могла.

Почти у всех сотрудниц дети были. У некоторых – двое-трое. Ими хвалились, демонстрировали фото, нередко младенцев приносили в офис. Разом начинались тошнотворные «ахи» и сюсюканье. Дети оправдывали толстую жопу, зачуханный вид, нескончаемые бюллетени, опоздания, ранние уходы. Некоторые тётки попроще спрашивали без церемоний:
– Что тянешь с ребятишками?
– Так сложилось, – говорила Саша.
– Пойми, – учили её, – в твои годы этим надо заняться серьёзно. Для полноценной семьи ребёнок необходим. Я знаю хорошую клинику, сбросить тебе адрес?
– Дура!! – мысленно орала Саша. – Сбрось лучше по валику с каждого бока!

На самом деле ей очень хотелось ребёнка. У них с Тёмой получилась бы славная дочь. Ещё в России думала об этом. Но жили они тогда как-то скомканно, приблизительно. Мотались по съёмным квартирам, крутились, цены росли, денег не хватало. Потом готовились к эмиграции. Хмурые очереди в посольство. Ворох бумажек, перевод, деньги, нотариус, снова деньги...

Эмигрировали в Новую Зеландию. О, это парадоксальная страна, её толком мало кто знает. И меньше всех – те, кого угораздило там родиться. Веллингтон неприятно изумил Сашу утрированной, киношной провинциальностью. Шаг-другой от центра – и ты в колониальной фактории позапрошлого века. Облезлые двухэтажные здания. Сверху – жильё, занавески на бечёвках. Во дворах и на балконах сохнут труселя. Внизу – лавки, сэконд-хэнды, пивные с музыкальными автоматами. Фу-у... дохнуло горелым жиром – значит, рядом «Charcoal Chicken» или «Fish & Chips». И опять старьёвки, комиссионки, развалы выцветших книг, изможденной мебели, грампластинок. Сильный ветер, переходящий в дождь. Мокрые автомобили неясных лет и окраса. Из каждой щели тянет сыростью, пылью, гнилью, нафталином... Сундуком дедушкиной одежды, который распахнули впервые за много лет. И нарядили в этот реквизит полгорода. А лица... Странные, перекошенные, дремучие. Диккенс, Брейгель и тест Сонди. Но главное, обратный билет уже не взять. Четыреста баксов на двоих.

Эмиграция – дело известное. Первые два-три года ты никто и звать никак. Общежитие Армии Спасения, пособие, курсы новозеландского английского. Пылесосы, швабры, ведра, очистители. Грязь чужих домов, растоптанный попкорн в кинотеатрах... На культурный шок Тёма отвечал решительным алкогольным протестом. Питейный магазин «The Mills» удобно находился в двух шагах. Дешёвую водку и бренди там продавали в розлив. Супруги разбегались и мирились дважды. Раз – официально, другой – просто так. Глупо тратиться на развод, всё одно потом сходиться.

Мало-помалу жизнь устаканилась, перебрались в Сидней. Оперный театр напоминал глубокий вдох. Шум океана в панцире моллюска. Геометрия моста отрывалась от действительности. Мускулисто и уверенно гудели корабли. Даже небоскребы казались родными. Саша устроилась бизнес-аналитиком в «Energy Pacific». Тёма шоферил на автобусе, мечтал переучиться на водителя-дальнобойщика. Вечерами на студии у приятеля записывал третий диск. Халтурить в ресторанах по-прежнему брезговал, однако звали уже нечасто. Саша этого не понимала, лёгкие ведь деньги. Ну да, жрут, пьют, звенят бокалами. Можно потерпеть часок-другой. Но муж был твёрд: «я своё в кабаках отыграл». Купили участок в ипотеку, начали строить дом. С госсубсидией выходило терпимо. И дом будет новый – отдельная радость. Свежий, не пропахший чужим.

Саша вновь заговорила о ребёнке. Муж реагировал кисло.
– У нас проблем что ли мало, Саш? Дом закончить, переехать, выплатить заём. Отдохнуть где-нибудь по-человечески. В круиз смотаться хоть разок. На острова. В Европу...
– Проблемы будут всегда. А у меня возраст.
– Да ладно, возраст! Нормальный юный возраст. Вообще я не понимаю. Нам плохо что ли вдвоём? Можно кошку завести.
– Без ребёнка семья какая-то не... Неполноценная.
– О, фак! Оставь этот замшелый, архаический бред.
– При чём тут замшелый, Артём? Я просто хочу быть мамой, как все. Женщины так устроены. Для них в этом есть особый смысл. Представь, какая симпатичная у нас вышла бы дочь. На тебя похожая. И на меня. Мы бы её научили...
– Мы с тобой не как все. Мы – отдельные, другие. А во-вторых, ребенок – это огромная инвестиция с непредсказуемым финалом. Он забирает уйму времени, нервов, денег, сил. Бессонные ночи. Болезни... Ты знаешь расценки в детсадах? В хороших, не цветных? Пол моей зарплаты. Короче, двадцать лет мы горбатимся, отказываем себе в удовольствиях, путешествиях, хобби. Питаемся китайской лапшой. Ездим на консервной банке. А потом это существо вырастает и шлёт тебя на хер. Потому что ты – лузер, не купила ему новый смартфон, говоришь с акцентом... И это не самый плохой вариант. Через одного ведь жрут колёса.
– Не преувеличивай. Миллионы семей воспитывают нормальных...
– Я преувеличиваю?? Ха! Покатайся на сто третьем вечерком. В пятницу или субботу. Полный автобус тинейджеров – на дискотеки едут или обратно. Все под кайфом, орут, глаза чёрные, стеклянные. И пивные банки летают по салону. Два раза полицию вызывал.

Саша бросила предохраняться. Думала: если что, скажу, таблетку забыла принять. А родится дочь, Тёма её обязательно полюбит. Так часто бывает у мужчин, она слышала. Прошёл год – и ничего. Саша записалась на обследование. Детородные органы были в порядке. «Но, – улыбнулась врач, – тянуть не стоит. Вы не девочка, сами понимаете. И мужа надо бы посмотреть».

– Это ещё зачем?! – возмутился Тёма. – С какого бодуна мне там позориться? Я здоров. И потом, ты же пьёшь эти... Таблетки...
Саша покачала головой. Совершила попытку заплакать.
– Ну, блин... – выдохнул муж, – и давно?
– Полгода.
– Да... Упряма ты, мать. И скрывала ведь... – он поморщился, махнул рукой, – ладно, делай, как хочешь. Только в больничку я не пойду. Со мной всё нормально. И полгода ещё не срок.
– Откуда ты знаешь, что нормально?
– Знаю. От меня по молодости залетела одна... Поклонница. Это до тебя было, при царе горохе.
– И?
– Аборт, кажется, сделала. Я особо не вникал.

Между тем ей стукнуло тридцать, и сразу, без всякого перерыва – тридцать пять. Или семь... Время летело, точно издеваясь. Саша тихо наблюдала, как исчезает её жизнь, обваливается по краям, будто льдина весной. Повсюду чёрный холод и вода, и нет спасения. А в центре трепыхается, как заяц, одинокая душа. Саша помнила истерику, которую закатила, увидев своё фото в выпускном альбоме. «Из-за губ не видно переносицы», чёлка кривая. Трагедия, катастрофа, впору самоубиться. Прошло двадцать лет. Вопрос губ, чёлок и фотографий давно слетел с повестки дня. Загадка, которая мучила её теперь, – где? Где, черт возьми, где эти годы между ней тогда и сейчас? Куда провалились, спрятались, исчезли?

«Если данный момент – в числителе, а прошедшие – в знаменателе...» Эту песенку Тёма спел ей в день знакомства. Вряд ли его собственный инсайт, прочитал либо услышал, теория не новая. Субъективная длительность времени есть дробь, отношение условной единицы к прожитым годам. Год для пятилетнего человека – одна пятая его жизни. Двадцать процентов. А для пятидесятилетнего всего два. То есть. То есть. Чтобы притормозить время, надо либо уменьшить знаменатель (здравствуй, дедушка Альцгеймер). Либо увеличить числитель. Удлинить сегодняшний день, текущий месяц, год. У Тёмы для этого были его песни. Его стихи и музыка. У неё будет её ребёнок.

Когда Саша обретала цель, препятствия лишь добавляли азарта. Цель – главное, остального не существует. Пусть в «остальное» угодил твой муж. Удивительно, – думала она, запуская ноут, – даже стараясь быть как все, я иду маргинальным путём. Бороться, похоже, глупо. Когда это началось? Пальцы тем временем набирали «Как зачать ребёнка без...». «Мужчины», – подсказал Гугл. Затем «овуляции» и, наконец, «участия мужа». Чуть помедлив, она кликнула третью строку.


Автор:Max
Опубликовано:08.10.2019 09:16
Просмотров:116
Рейтинг:65     Посмотреть
Комментариев:6
Добавили в Избранное:2     Посмотреть

Ваши комментарии

 08.10.2019 12:44   Mistifikator  
Вот, подумал я, можно ли выжать воду из твоего текста? Нет, никак нельзя. Даже имея силушку неимоверную. Можно на куски порвать, да. Но водички ни капли нацедить не получится...
Спасибо, Макс. И за тему, и за воплощение.
Кстати, с детства еще для меня Новая Зеландия была страной почти сказочной. Далекой и таинственной. Этаким Зурбаганом гриновским...) Наверно, это свойство сознания - наделять расстояние необыкновенным качеством. И удивляться потом, что за морем живут такие же люди, которым бывает и больно, и скучно, и страшно.
Афтар, пиши истчо!)
 08.10.2019 14:22   Max  Спасибо, Арсений! Долго не решался приобщиться к более крупной форме, так что твой отзыв очень ценен. Одни говорят: много букв, другие наоборот: пиши роман ) Это первая часть, а всего их пять )) Буду публиковать по одной в день, пока окончательно здесь всем не надоем. Но я редко бываю, мне простительно.

 08.10.2019 17:11   marko  
На уровне текста написано прекрасно, сейчас вообще большая редкость когда человек даже не то чтоб работает над текстом, но хотя бы перечитывает написанное перед публикацией. Поэтому - да, согласен, воду выжать не получится. На уровне же замысла... показалось банальным. Не то чтоб сюжет-не-нов и т. п., но концовка слегка разочаровала. Читатель с должной скоростью и с должным сочувствием (немалый плюс, да) вбирает в себя историю молодой эмигрантской парочки, а в итоге получает стандартный финал на уровне воскресного еженедельника. Стандартный уже потому, что нормальная женщина в данной ситуации кликнула бы на эту самую третью строку гораздо раньше, чем в тридцать семь (и тем более - женщина, однажды решившаяся на такой радикальный поступок, как эмиграция, женщина, которую любимый чел только и делал, что разочаровывал в самом главном...). Что хочешь со мной делай, но я лично не вижу у этой пары ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Прости, если неправильно понял, но вот такое у меня вышло ощущение.
 08.10.2019 17:29   Max  Спасибо, конечно, за уровень текста и критику, но это ведь первая глава только, флэш-форвард. Дальше предстоит и прошлое, и будущее. Нарочно решил публиковать кусками для удобства чтения.
 08.10.2019 17:43   marko  А... Тогда прошу прощения и основную часть моего пафоса требую считать недействительной :)

 08.10.2019 20:14   pesnya  
о, Макс, давненько...) Ага, очень неплохо написано, прям прочиталось сразу. В двух местах только царапнуло: "получилась бы славная дочь" и "..получилась бы славная дочь") как о хенд-майде) а тут же работа ювелирная, неруктворная) уж прости, не знаю, почему, но лучше б " от нашей любви родилась бы", или как-то еще) и прям вот очень согласна с предыдущим оратором) и с первым - пиши еще)
 08.10.2019 20:35   pesnya  .. тьфу ты, во втором случае :"симпатичная у нас вышла бы дочь".. глагол какой-то, не для этого случая)
 09.10.2019 00:00   Max  Спасибо, Татьяна! Угадала – в обоих случаях были микроскопические сомнения. Но, прикинув так и эдак, лучше ничего не подобрел. Подумаю ещё :-)

 08.10.2019 22:14   ArinaPP  
Так здорово. Читается просто замечательно. Спасибо.
 09.10.2019 03:30   Max  Очень рад и благодарен. Скоро будет продолжение...

 12.10.2019 16:31   oMitriy  
""Если данный момент – в числителе, а прошедшие – в знаменателе...» ...Субъективная скорость времени есть дробь, отношение условной единицы к прожитым годам. Год для пятилетнего человека – одна пятая его жизни. Двадцать процентов. А для пятидесятилетнего всего два. То есть. То есть. Чтобы притормозить время, надо либо уменьшить знаменатель (здравствуй, дедушка Альцгеймер). Либо увеличить числитель. Удлинить сегодняшний день, текущий месяц, год."

Если верить автору - "скорость времени есть дробь". Скорость может быть большой и маленькой. Хотелось бы скорость поменьше. Так вот:1/50 это меньше чем 1/5. В примере получилось всё с точностью наоборот. Придётся менять описание. Неизящно это выглядит так. Субъективная скорость течения времени обратно пропорциональна "насыщенности" момента, которая в свою очередь определяется как - и далее следуют все эти числители со знаменателями. А вот как это подать изящно, надо думать)

 13.10.2019 01:41   Max  
Да, понял, спасибо. Подменяются понятия продолжительность и скорость. Правильней было бы сказать "субъективная продолжительность (или длительность) времени есть дробь". Согласен?

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Новая Хоккура

Произведение Лета 2019

Мастер Лета 2019

Произведение года 2018

Камертон