Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
5 декабря 2022 г.

Первое, что узнаешь в жизни, — это что ты дурак. Последнее, что узнаешь, — это что ты все тот же дурак

(Рэй Брэдбери)

Бред

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Детство

Памяти дорогого брата Юрия

Я помню день, когда ты родился. Отец вернулся со второй смены, а я уже
спал. Разбудив меня, он спросил: « Где мама?» Я ответил: «Её увезли на
скорой».
Мне было всего–то пять лет, но до сих пор я представляю тот зимний вечер.
Потом мы ходили в роддом и стояли под окнами палаты, где были мама и
ты. Помню красные стены корпуса больницы из керамблока.
Когда тебя привезли вместе с мамой, меня переселили из детской кроватки
на диван. Я выбежал в подъезд и горько плакал. Вероятно, из–за этих слёз
в течение года ты сломал ключицу, каким–то образом выпав из кровати
Из самого раннего детства помню новогоднюю, живую, а не пластиковую,
ёлку. Мы делали игрушки, заворачивая мандарины в цветную блестящую
бумагу. В качестве игрушек нам служили и шоколадные конфеты.
Нам было тогда очень весело: родители подвешивали конфеты на
верёвочках, а мы с тобой, с завязанными глазами, пытались срезать их
ножницами, и это у нас не всегда получалось.
Домик наш был двухэтажный и двух подъездный: улица Юбилейная, дом 17,
квартира 2 ( ты долго вместо «улица» говорил «улинца») .
Помнишь наших соседей: Игоря, Женю и Наташу, Сашу, Олега, Мишу и
Серёжу? А тётя Маруся с дядей Пашей всегда подкармливали нас хлебом и
вареньем, когда родители задерживались на работе. Впрочем, пока ты
не подрос, маме пришлось потрудиться дворником. И это с её
способностями к живописи.
Вспомни, какие были холодные и снежные зимы. Мы лепили снеговиков,
делали горки, крепости и там играли. Даже дрались с нашими девчонками,
пока не выросли и не поняли, что чем–то отличаемся от них. Как–то я
оторвал шарик от шапки Светки, а наша мама пришивала его. Смех и только.
Я сильно заикался и бился с каждым, кто обзывал меня «заикой». Ты был
младше меня на пять лет, но всегда вспоминал наш старый двор, хотя, когда
мы переехали на новую квартиру, тебе было всего восемь.
А вспомнить было что.
Очень часто мы забывали ключи от квартиры и лазили в форточки, благо
жили на первом этаже. Как-то ты врезался коленом в стакан, что стоял на
подоконнике, и чуть не истёк кровью. Игорь нас тогда сильно выручил, и всё
обошлось. Как-то я полез в кухонную форточку и застрял. Если бы не
соседи, так и висел бы до прихода родителей.
Было много в нашей жизни забавного, подчас граничащего с трагедией.
Ты был ещё слишком мал, а мы с мальчишками прыгали с гаражей и сараев в
снег, проделывая в воздухе сальто и приземляясь на спину. Однажды я залез
на самый высокий из них и хотел прыгнуть. Ребята внизу отговаривали. И
если бы Олег не проверил сугроб, то я разбился бы насмерть, - под слоем
снега была куча белого кирпича.
Я дружил с соседом сверху – Михаилом, а ты с его младшим братом Сергеем.
Не знаю, как вы, а мы постоянно дурачились: выпустим из клеток птиц и
гоняем их подушками. Поставим кастрюлю с водой на огонь, бросим четыре
спички, отметив себя и наших одноклассниц–второклашек. Ждём, когда
закипит вода, и смотрим, встретимся мы со своими девочками или нет.
Потом решили накопить денег на управляемую машину, чтобы владеть ей
вдвоём. Я тогда взял у мамы из кошелька три рубля без спроса. А в
школьной столовой меня и спросили, откуда у меня такие большие деньги.
Вызывали маму в школу, стыдили меня на классном собрании, но я не сказал,
зачем взял, и Мишку не выдал. Но с тех самых пор никогда не брал чужого
( огороды не в счёт).
А помнишь наши игры? Во что мы только не играли: прятки, пристенок,
попа-гоняло, жопки, чиж, лапта, муха, городки, хоккей, футбол. Благо, и
лес был рядом. Летом – за цветами, ягодами, грибами; зимой ходили на
лыжах. А когда появилось на Щёлковском хуторе сразу три озера, ходили и
купаться, и на рыбалку. До сих пор в глазах тот заливчик, где мы удили
карасей. Вспоминается ещё одна игра – в Чапаева. Тот, кто водит, заплывает
на десять метров от берега, а ребята, когда он пытается выбраться на берег,
бросают в него песок и разные мелкие камешки. Пару раз и я побывал в роли
водящего и чуть не захлебнулся. Забавная, в общем, игра.
От отца нам с тобой доставалось с лихвой. Жестковатый он был, а сейчас
думаю о нём с благодарностью. Правила его были просты: перед едой мой
руки, после туалета мой руки, не жалуйся ( пожаловался – получил ещё), со
слезами на глазах домой не приходи. И говорил всегда маме: дети подрались,
а через пять минут помирились, а ты с соседкой из-за них поругаешься на
всю жизнь. И потом, он научил отличать хорошие грибы от несъедобных, он
же научил меня играть в шахматы. Он заработал две квартиры, и мы никогда
не жили с соседями. А за шалости тогда многих наказывали и, может быть,
правильно.
Зато мама была добрейшим человеком и всегда за нас заступалась.
Помнишь, у нас был круглый стол? Я вокруг стола бегу от отца, за отцом
бежит мама, а ты в кроватке наблюдаешь за сценой. Сейчас забавным
это кажется и неправдоподобным. Она очень хорошо рисовала: делала
копии картин больших художников, обновляла узоры на коврах, расписывала
наволочки, а когда появился в квартирах коричневый линолеум, с помощью
трафаретов и краски превращала его в ковровый. А как она нас собирала
осенью в школу? Купит в кредит постельного белья, отдаст соседкам по той
же магазинной цене, а на эти деньги покупает нам школьную форму и
учебники. Она очень нами гордилась и всегда радовалась, что у неё два сына,
которые никогда не узнают, что такое женская доля.
Она любила читать, и у нас в доме всегда были книги: Пушкин и Лермонтов,
Стивенсон и Дюма, Мопассан и Горький, Тургенев и Жюль Верн.
Хотя учились мы неважно, мама мечтала, чтобы мы получили высшее
образование. Оно впоследствии так и сложилось, но это совсем другая
история. Мама отдала меня в изостудию уже в третьем классе. И пять лет,
вплоть до восьмого класса, я там занимался. Ты помнишь, что я и тебя туда
приводил, но как-то не сложилось у нас с живописью. Зато потом были,
пусть и незначительные, успехи в спорте…
Конечно, многое уже стёрлось в памяти, и тебя с нами нет. Но детство – на
всю жизнь, всё с него начинается. Оно живёт, пока человек дышит, и хорошо,
если он хранит хотя бы горсть цветных осколков, через которые когда-то
смотрел на солнце …

январь 2022 г.


Автор:bell572
Опубликовано:11.01.2022 16:00
Создано:11.01.2022
Просмотров:613
Рейтинг:25     Посмотреть
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Новая Хоккура

Произведение Осени 2019

Мастер Осени 2019

Камертон