Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
13 декабря 2018 г.

Если вы хотите узнать, что на самом деле думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте

(Оскар Уайльд)

Наши именинники


Стихи для детей

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

Рождённый ползать

Нине

Среди моих воспоминаний школьных
Одно приводит в трепет и сейчас:
Звенит звонок, и Нина Анатольна
Влетает в мигом присмиревший класс.
Сидим во фрунт. Дежурный доску вытер.
Молчим, поскольку помним хорошо,
Как сокративший "лит-ра" вместо "литер"
Сражённый колом на камчатку шёл,
Усвоив, что в основе всех учений
Лежат не Пифагоровы штаны,
Что, даже если нам Стокгольм до фени,
Родной язык мы уважать должны.
С тех самых пор (не знаю, как другие),
Хотя пером всё чаще водит бес,
АПЧеховские чищу сапоги я
И вдохновенно жгу письмо А.С.
Пусть время-мот часы и лица тратит,
(Скорее второгодник, чем поэт)
Одну из трёх четвёрок в аттестате
Я исправляю двадцать с лишним лет.

Пробуждение

Пробудись, убедись
В том, что мысли чисты,
И в звенящую высь
Устремились мосты.
Поспеши, поскачи
На настойчивый зов,
Искупайся в ночи
Зазеркальных миров.
Отряхни с себя прах
Пустяковых забот.
Расстели в облаках
Свой ковёр-самолёт.
Сам себе господин,
Созидай и круши -
Нет предельных вершин
Для мятежной души.
Поспеши...

***

Уже не трубы,
Ещё не скрипки -
Слабеют губы
В полуулыбке.
Ворчат кинжалы,
Ржавея в ножнах:
Где всё пропало,
Там всё возможно.
Без ног, да резвый
В зеркальность комнат
Ворвался не зван,
Сорвусь - не вспомнят.
Бескрылым создан
В прыжке беспечном
Взлетел на воздух,
Из века в вечность.
В стерильных сферах
Блуждал изгоем.
Был миру мерой,
Ломал и строил.
В хрустальных рощах
Ложился тенью -
Весь мир наощупь
До отвращенья.
На скользкой грани,
Что тоньше спицы,
Мой дух восстанет
Из пепла птицей,
Блеснёт зарницей,
Оформив бездну,
Чтоб воплотиться -
Читай - исчезнуть
В бульварной клюкве,
В газетном плове,
В одной лишь букве,
В одном лишь слове.

Рождённый ползать

Пейзаж трещит по швам, а на заплаты
Ни сил, ни средств - других полно забот,
И листья под ногами, как цыплята,
Которым осень потеряла счёт.
Хозяином невидимым, но дюжим
Мир снова перевёрнут кверху дном.
Стальное небо обживает лужи.
Неверный шаг, и - по колено в нём.
Ботинки вдрызг промокли, но резона
Не вижу отступать я, и, пока
Ворчат вослед сварливые вороны,
Рождённый ползать топчет облака.

Хорошо

Хорошо - окунуться в уют
Обстановки привычно любимой.
Хорошо, если к ужину ждут
И в любом состоянии примут.
Хорошо, если впору хомут
И не тянет слинять в самоволку.
Хорошо, если пряник и кнут
Применяются в меру и с толком.
Хорошо, если крепок твой дом,
И опоры не тронула плесень.
Хорошо, коль - при этом при всём -
Сам себе ты ещё интересен.

Мой ангел

Мой ангел, Вы порой несносны
И вьёте из меня верёвки.
Хоть я давно уж мальчик взрослый,
На Ваши детские уловки
Я попадаюсь раз за разом,
О чём, признаться, не жалею.
Любуюсь Вами в оба глаза,
Как будто взгляд мой к Вам приклеен.
Вы так свежи, Вы так прекрасны!
В Вас без очков видна порода,
Но ждать взаимности напрасно,
Ведь Вам исполнилось два года.
А мне под сорок, и наивно
У неба требовать отсрочки...
Теперь на "ты", мой ангел дивный:
Целую, с Днём Рожденья, дочка!

10.01.2007.

Стыдно

Как часто бывает стыдно Вам?
Хлопнуть дверью, наговорив обидного,
Вздорного,
С петель сорванным из себя выскочить
Прочь -
На воздух, на улицу,
В пургу-метелицу,
В ночь,
Что в бессоннице мается, щурится,
Никак не растелится,
Бежать наугад, без оглядки , с распахнутым воротом
На огни прямиком мотыльком,
Под колёса большого города,
Туда, где всё разом, всё оптом,
Где ничего на потОм,
Где завтра не будет,
Где змеиным клубком
Кишат, извиваются люди
В прострации
"новой" формации,
пОтом ночных истекая клубов,
По сточным трубам
Цивилизации,
Играть по чужим правилам,
Став одноразовым, коммуникабельным,
Гибельно-безалаберным,
На быдлотеке отплясывать,
Дурь выплёскивать,
Водку пьянствовать...
Дьявольским чревом исторгнутым
В утро, с выраженьем лица покорёженным,
Пережёванным пугать прохожего
Редкого, раннего,
Переходить на ты с деревьями,
Птицей раненой
Ковылять, пропадать
В лабиринтах памяти...
Под вечер проснувшись бог знает где, чёрт-те с кем,
Умывая в зеркале незнакомую рожу,
Спрашивать её бесстыжую:"Зачем?
Как же так можно, Серёжа?"

Жёнушка-Солнышко

Жёнушка, Солнышко, как же так вышло то?
Что ж мы как нелюди дикие, злобные?
Быт ли заел, и от этого крыши нам
Сносит? Всё лаемся, ищем виновного.
В спорах до одури мёртворождённые
Мысли меж нами кирпич за кирпичиком
Стену возводят, и нет побеждённого,
Ни победившего чёрта за вычетом.
Ладно, проехали. Мы ж с тобой взрослые -
Глупо на то, что не склеилось, сетовать.
Раны умоются времени росами,
Стянутся швы, и лишь изредка где-то там -
В сердце на донышке - зверь неприкаянный
Будет ворочаться - даром, что вышколен -
В тысячный раз вопрошая отчаянно:
Жёнушка, Солнышко, как же так вышло то?

Не танцы

Не одолеть мне это вброд -
Всё глубже вязну.
Болотной жижи полон рот -
Мычу бессвязно.
Во мне хандра, как дикий зверь,
Хлебнувший лиха.
За горизонтом скрылась дверь
С табличкой "Выход".
Скрутить бы боль в бараний рог,
Прикрыться б глянцем...
Земля уходит из-под ног,
Увы, не в танце.

Выхожу

Выхожу один я ... из запоя.
Чур меня, Минздрав и зеркала!
Комната собою поле боя
Представляет. Знать бы, чья взяла.
Загостившись в инородном теле,
Мозг дрожит беспомощным желе.
Вспомнить всё! Число и день недели,
Имя той, чья фотка на столе.
Как не ждать от памяти подарка,
Если, между нами говоря,
Прошлое распалось на ремарки,
Заигравшись в идах Мартобря?
Бахус, прочь! Не искушай, Гамбринус.
Чуть живой из-под могильных плит
Выхожу... Иначе точно двинусь.
Цельсий с плюса - кувырком на минус,
И фонарь с аптекой говорит.

Объявление

Лев, 38. Кичливых амбиций
Поистрепалась холёная грива.
Вредных привычек - не хватит страницы
Все перечислить. Курение, пиво...
Опыта хвост, волочащийся следом,
Слишком тяжёл, чтоб мечтать о полётах.
В прошлом - охоты, сраженья, победы,
Нынче всё - цирк и тупая работа.
Осточертели арена, софиты,
Хам дрессировщик на выдумки падкий.
С потом и кровью даются кульбиты,
И молодёжь наступает на пятки.
Лев, 38 - в бесплатной газетке
Парочка строк то ли SOS, то ли хохма -
Снимет просторную, чистую клетку,
Чтобы в ней жить и при случае сдохнуть.

Рабочий и Колхозница

Мне не жаль Ильичей, с постаментов низложенных,
С молотка пораспроданных оптом ли, в розницу ль.
Отчего ж мне, циничному и толстокожему,
Вспоминаются часто Рабочий с Колхозницей?
Где Вы, монстры железные скульптора Мухиной?
С кем гуляет Ваш серп? Заблудился где молот Ваш?
Тишина... Пустота... Пятый год как не в духе я.
Мне без Вас одиноко, тоскливо и холодно.
Шлю я жалобы-письма в московскую мэрию,
Разобраться прошу, а в ответ эти сволочи
Мне бубнят: "Гражданин, прекратите истерику.
Подрихтуем, почистим, вернём - как с иголочки."
Свято место пустует. Другие на смену Вам
Не спешат персонажи. Такая заминка вот.
Это время вовсю мельтешит бизнесменами,
Скоморошно-гламурными блеет блондинками.
Измеряя тоску об ушедшем стаканами,
Я в сердцах матерюсь и теряю терпение.
Каменея нутром, становлюсь истуканом я
Моему - не попавшему в такт - поколению.

Битцевский гамбит

Зиме не взять меня испугом.
В колючий кутаясь мохер,
Чуть во хмелю, срезая угол,
Вхожу в мертвецки тихий сквер.
Домой несут привычно ноги,
Блестит иуда-гололёд.
Пускай в зачуханной берлоге
Меня давно никто не ждёт,
Иду в ферзи безумной пешкой,
Не в силах вывернуть с лыжни.
Лечу орлом, чтоб рухнуть решкой
В сугроб несвежей простыни.
Луна затёртою монеткой
Висит на тонком волоске,
И жизнь моя - всего лишь клетка
На чьей-то шахматной доске.

Телячье утро

Полусонным телёнком из хлева
Выхожу, направляясь к метро,
Мегаполиса алчному чреву.
В ненасытного зверя нутро
Погружаюсь. За мной турникета
Щёлкнет челюсть, отрезав пути
К отступленью. По радио Фета
Декламирует чтец не ахти.
Неуместна телячья тут нежность.
В пять секунд обернувшись бычьём,
Я в толпы роковую безбрежность
Подневольным вливаюсь ручьём.
Неваляшкой качаюсь в заторах,
Раздраженьем бессильным горя,
С первобытно-звериным задором
Голубого штурмую червя.
В - под завязку набитом - вагоне
Носом к носу делец и клошар,
И обоих на пастбища гонит
Машинист легендарный - Макар.
Но не время для жалоб и хныков
О коварной злодейке-судьбе.
По команде стартую на выход
(Поезд прибыл на станцию Б).
Будто близость хозяина чуя,
Не желая нарваться на кнут,
" С добрым утром, столица", - мычу я,
Поправляя на вые хомут.

До встречи

Снежные шапки с натруженных крыш
Валятся. Баста, февраль-коротышка!
Зря ты, сердешный, ночами шалишь -
Время твое календарное вышло.
Прихвостень зимний, ступай-ка в архив.
Только историкам ты интересен.
Настежь берложья свои отворив,
Люди бодрятся, галдят, куролесят.
Март на дворе - гидрометеофакт.
Город, от спячки очнувшись, в охотку
Долбит, задорной капЕльнице в такт,
В тысячи ног озорную чечётку.
Хватит мне тлеть у рассудка в плену,
Миру откроюсь и выброшу ключ я.
Пнём несуразным в лазурь протяну
Солнцу навстречу корявые сучья.
Спрячу от глаз посторонних слезу,
Ветра дождусь, что расправит мне плечи,
И полечу, поплыву, поползу
В пятую сторону света. До встречи!

А было воскресенье...

А было воскресенье,
И солнце хохотало,
Дарило от избытка -
Что издавна в цене -
Надежды на спасенье,
Мечты о небывалом
Рассеянным и прытким -
Всем, всем и даже мне.
Взыграло чудо-зелье
В крови убойной дозой.
Звенящими дворами
Без парусов и крыл
Я плыл-летел бесцельно,
Апрельский пряный воздух
Неспешными глотками
Сквозь трубку губ цедил.
Пресыщенным вервольфом
Лежал под солнцем город,
В химчистку сдавший шкуру,
Клыки - в металлолом.
Деревья в белых гольфах,
Без головных уборов
Крутили шуры-муры
С залётным ветерком.
Гамбиты и цугцванги
Оставив во вчерашнем,
Себя я нёс нахально,
Макушку очертя.
Как вдруг навстречу Ангел:
- Христос воскрес, папаша.
В ответ я машинально:
- Воистину, дитя.
И нам вполне хватило
Такого диалога.
Мы разминулись, чтобы
В обыденном пропасть.
Лукавое светило
Проторенной дорогой
Пронзило небоскрёба
Зеваааающую пасть.

Москва - Июнь

Москва. Июнь. Жара - под 30.
В метро - козлиный пот, духи.
Лениво даже материться.
Какие к дьяволу стихи?!
Поэты летом хуже куриц.
Взлетать, чтоб не собрать костей?
Увольте! К югу потянулись
Отпускники. Из новостей:
Шестые сутки как ни грамма.
Кефиром закаляю дух
И с нетерпеньем жду Обаму.
Авось избавит нас ... от мух.
Затишье на амурном фронте.
Свалил в антальи Купидон.
Да и плевать. На горизонте -
Здоровый стул и крепкий сон.
Рифмую больше по привычке,
А, коль не прёт, я даже рад.
Жизнь так и просится в кавычки.
Не ходят к Богу электрички,
И черти в гости не спешат.

Маршрутка

Сентябрь. Пора! Душа, труби побудку,
Рифмуй задорно: осень-просинь... но
Я по ошибке сел не в ту маршрутку.
Не в Болдино, а в Ново-Косино
Везёт нас гастарбайтер невесёлый.
Подбить итог никак не может он.
Куда-то подевались два обола?!
Не дружит с арифметикой Харон.
В салоне тихо, как в избе-читальне.
Родился мент и следом - Вечный Жид.
По праву руку - бюст феноменальный
Фандориным интимно шелестит.
Пока, рискуя сверзнуться с обрыва,
Влачит скрижали в массы Моисей,
По производству транспортного чтива
Россия впереди планеты всей.
Бальзам янтарный плещется в желудке.
В мозгу сменяет Моцарта Бизе,
И дольше века тащится маршрутка
Из тусклой О в кармическую З.

Октябрьские кляксы

Когда природы мертвенная медь
Красноречивей тысячи элегий,
Когда перу невмоготу скрипеть
Квадратно-пятым колесом в телеге,
Когда циклоны трутся лоб о лоб,
Наперебой оплакивая лето,
И распирает мозга гардероб
От свежезавербованных скелетов,
Когда от неба не спасает зонт,
Начхав на долг и Ньютона законы,
Хронический бегун за горизонт -
Прочь от себя - трусит по кляксам клёна.

Мой чёрный человек

Пока, не чуя ног, в бедовом октябре я
Бегу очередной - осенний - марафон,
Мой чёрный человек наощупь скулы бреет,
Поскольку зеркалам не доверяет он.
Пока я бью рекорд секунд на девять-восемь,
Мой строгий судия, поклонник и палач
Выходит навестить расхристанную осень,
Натягивая чёрный (вы угадали!) плащ.
В один и тот же час на чёрном перекрёстке
Выцеливает он фигурку бегуна.
"Сегодня упустил, - ворчит упрямый тёзка, -
Но завтра будет день. До встречи, старина."

Этажи

Кире Мил

Есть те, что прут наперекор судьбе,
А мой - чем дальше в лес - хомут всё туже,
И тот бардак, что я ношу в себе,
Одной природы с хаосом снаружи.
Нет зависти во мне, и барский стол
Я добровольно уступаю крысам.
Из двух привычно выбирая зол,
Иду на поводу у компромиссов.
Мелькают дни, как в лифте этажи,
И остановки нет, хоть плачь, хоть требуй.
Всё круче, всё коварней рубежи,
Всё неизбежней небо.

Моему читателю

Есть право у меня писать небрежно,
Как бог мне на душу положит,
Не кутать в ветхие одежды
Наивного сердца гусиную кожу,
Не править рассудка стилетом
Шёпот невнятный...
Я бы назвался поэтом,
Что быть не желает опрятным,
Убогим, разбитым на слоги
Математически точно,
Хронически скучным,
Скачущим с кочки на кочку,
Рифмы вымучивая.
Я б не назвался пророком,
С горы вещающим,
Путёвки в рай публично, келейно ли
Продающим, вручающим
Билетами лотерейными
Всем желающим -
Насекомым, едва знакомым
И даже млекопитающим.
Я не хотел бы прослыть
Словоблудом галантным,
Рифмоплётствующим Жуан ДОном,
Похотливым вагантом,
Пустозвоном
Небритым, антично-голым,
Запрягающим в сумрак глаголы,
Купающимся в прилагательных
Уменьшительных, всяколаскательных...
Читатель мой далёкий, беспристрастный,
Есть право у тебя хранить молчанье,
Не бить копытом перед тряпкой красной,
Не отвечать рычаньем на мычанье,
Не упражняться в колкостях взаимных,
Не сыпать яд намёков междустрочных,
Расстанемся беспечно анонимны,
Друг другом побеждённые заочно.

В танце

К чертям чужие роли!
Назло сермяжной хмури
Давайте рок-энд-роллить,
Твистеть и трумбадурить.
Вербуя новобранцев,
Вразнос, напропалую
Давайте будем в танце,
Свой каждый шаг смакуя.
На зависть тем, кто в ложах
В бинокли лупоглазят,
Сольёмся в невозможном,
Бессовестном экстазе.
Ударим диким шоу
По их прокисшим минам,
Солистов из Большого
На задний план задвинув.
Здесь нытикам не место.
Унынья сбросив гири,
Поехали, маэстро,
На раз-два-три-четыре.


Автор:cosmeat
Опубликовано:04.03.2018 08:56
Просмотров:1062
Рейтинг:125     Посмотреть
Комментариев:1
Добавили в Избранное:2     Посмотреть

Ваши комментарии

 14.03.2018 10:12   Cherry  
о. здесь все мои любимые!!!!!!!! я некоторые строчки еще с тех пор помню... спасибо!!!!!!!!!!

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Стихотворение Лета 2018

Поэт Лета 2018

Произведение года 2017

Камертон