Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
21 июля 2018 г.

Кто в чем-либо нуждается, тот не богат, а кто ни в чем не нуждается, тот не беден

(Демокрит)

Наши именинники


Публицистика

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

из цикла "Провинциальные фантазии"

Гипофиз профессора Преображенского

«…имение хорошее. Мужики нас любят»
А.П.Чехов
Из писем

Фамилия писателя включается в названия его текстов автоматически. Её можно и не упоминать вовсе, но, когда говоришь, к примеру: СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ, то ясно произносится в тот же момент кем-то невидимым, но аккуратным – Булгаков Михаил Афанасьевич.
А Булгаков это – «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита», «Театральный роман». Вещи, не только, на мой взгляд, гениальные, хотя и сумрачные, страшные порою, несмотря на юмор высочайшей пробы, несмотря на поэзию чистейшую… Сумрачные… Мне так кажется.
И вот тут надо бы объяснить про себя самого следующее: как человек несистемный, не принадлежащий, то есть, к высокодуховным тусовкам, я как-то научился не слышать фамилию автора при чтении. Я не впадаю в состояние нервного возбуждения от фамилий самых что ни на есть…. Бродский, Довлатов, Булгаков, Толстой… Да и вообще понимаю про себя, что, как картины и музыка, так и литературные сочинения должны быть лишены фамилий хотя бы при первом чтении (смотрении и т.д.). Ну и, соответственно, привычку от того приобрёл читать, а не восклицать, глядя на обложку: «О! Толстой! О-О-О-О!»
Читая вопиюще пошлый «Мексиканский дивертисмент», заглядываю, конечно, в автора – Бродский… И вспоминаю, что автор сей и хорошие стихи писал порою. Читая какого-нибудь «Эмигранта», узнаю потом, что написал сию тягомотину некто Довлатов. Ну и думаю себе: «У каждого может случиться», хотя и есть такие, прямо скажем, сочинители, что и не сказать в приличном обществе без звука «О-О-О-О!», но и сочиняют пустяки мизернейшие.

Булгаков, на мой внетусовочный и совершенно провинциальный вкус, много всякой ерунды написал, пока не вышел в то огромное пространство смыслов и музыки, в котором и «Белая гвардия», и «Мастер и Маргарита». В числе прочей ерундистики и повестушку «Собачье сердце» соорудил. Злую повестушку. Памфлет, по сути. И относиться бы к ней соответственно – ну, написал, ну, злой был, ну, время было не простое, ну запретили её бдительные граждане большевики… Да и оставить бы её теперь-то в покое, казалось бы.
Но вот какая заковыка имела место быть в то давнее уже, уже почти легендарное (кто теперь помнит чего оттуда – всё легенды рассказывают, да мифы) советское время: ежели вещица однажды запрещена была, то по умолчанию входила она в наше сознание, как вещь сакральная, как скрижаль, как откровение из купины неопалимой. Её не печатали, но её все знали. И знали убеждённо: там – что-то эдакое, необыкновенно важное, коли уж запретили. Ментальность такая выработалась в советских людях.
А тут ещё, как на грех, хороший режиссёр взял, да и фильм снял, да с актерами первого ряда, да удачно снял. Время было горбачёвское – запретов не стало, а фильмы ещё умели ставить и играть в них умели. И «Собачье сердце» в виде уже не текста, а фильма, подпёртого текстом и фамилией автора текста, торжественно переместилось в ПАНТЕОН. В классику русской литературы. Переместилось, сопровождаемое очень каким-то мелкопоместным выводом по содержанию: написана-де сатира на Советскую власть, Преображенский – Ульянов-Ленин, Борменталь – Троцкий, кто-то там – Дзержинский, а в образе Шарикова угнездился тот самый предреченный Великий Хам, сиречь, простонародье, которого (домысливается по тексту) следовало бы обратно… туда… в скотский вид и засунуть как можно скорее. Из коего безответственно вынул этого скота Преображенский-Ульянов со товарищи.
«Вот, доктор, что получается, когда исследователь, вместо того, чтобы идти ощупью и параллельно с природой, форсирует вопрос и приподымает завесу! На, получай Шарикова и ешь его с кашей» – как вполне справедливо заметил по этому поводу Филипп Филиппович Преображенский.

Зря запрещали, ей Богу, зря! Много всякой чепуховины проглотили мы под вкусным соусом запрещённого. Не запрещали бы – разобрались бы люди сами, да и забыли бы потихоньку то, что следует забыть. А то, что не следует забывать, уж будьте благонадёжны – помнили бы прекрасно.

Ну, а раз переползло «Собачье сердце» в Пантеон, то – и разговор, стало быть, по полной программе. Без скидочек и ужимок.

Может быть, именно этот, крайне ПРОСТОНАРОДНЫЙ, прямо скажем, взгляд и хотел выразить сгоряча Михаил Афанасьевич, не знаю. В таком случае, как хотите, но тут же и выпадает эта повестушка из Пантеона. Поскольку там, я извиняюсь, одна выдумка авторская, замешанная на крайнем раздражении и здравой мысли о вреде спешки в таком серьёзном деле, как улучшение рода людского.

Может быть... Только вещица эта так плотно вошла в наш, будем говорить, интеллектуальный быт, что, я полагаю, разговор всё-таки должен быть именно таким – по полной программе. Уж очень мы любим употреблять на замен БЫДЛУ и СУКИНУ СЫНУ ловкую эту фамилию – Шариков.

Итак, Филипп Филиппович Преображенский, желая то ли изучить проблемы омоложения, то ли улучшить природу человеческую, прикармливает дворового пса, дабы вшить ему (вполне допускаемая в литературе отдалённо научная чепуховина) человечью сущность в виде гипофиза и гениталий.
(Сначала Преображенский, вроде бы, оправдывается – мол, омоложение задумал, потом говорит, что улучшить хотел природу. Ведь, врёт где-то, несомненно)
Ну, предположим – гипофиз.
Хотя не научная, а просто житейская логика подсказывает, что изучая омоложение на собаке, надо вшивать старому псу те самые КОМПОНЕНТЫ от молодого – пса! А ежели об евгенике помышлял профессор, об улучшении рода человеческого, так сказать, то за каким лешим ему на собаке об этом помышлении работать? Приврал и тут чего-то Булгаков с Филиппом Филлиповичем вместе. Запомним и эту ложь.
В результате, воткнув впопыхах в несчастного пса КОМПОНЕНТЫ проходимца Клима Чугункина, профессор с оруженосцем своим получают жалкое подобие человека, хамящее, гадящее, мерзкое и трусливое. Пытающееся изредка как-то отстоять свою НЕНОРМАТИВНУЮ личность от строгостей и хамства уже профессорского, великолепного, царственного. После нескольких погромов в профессорской квартире, после активных общественных наездов на профессора натуральных, природных, так сказать, шариковых, бедолагу возвращают туда же, в собачье состояние, также без спросу, как и вытаскивали оттуда.

Ну, вот, и давайте – всерьёз!
Помните, с чего начинается повесть?
«У-у-у-у-у-у-гу-гугу-уу! О, гляньте, гляньте на меня, я погибаю! Вьюга в подворотне ревет мне отходную, и я вою с нею. Пропал я, пропал! Негодяй в грязном колпаке – повар столовой нормального питания служащих Центрального Совета Народного Хозяйства – плеснул в меня кипятком и обварил мне левый бок. Какая гадина, а еще пролетарий! Господи, боже мой, как больно! До костей проело кипяточком. Я теперь вою, вою, вою, да разве воем поможешь?»

«Иная машинисточка получает по девятому разряду четыре с половиной червонца, ну, правда, любовник ей фильдеперсовые чулочки подарит. Да, ведь, сколько за этот фильдеперс ей издевательств надо вынести! Прибежит машинисточка, ведь за четыре с половиной червонца в «Бар» не пойдешь. Ей и на кинематограф не хватает, а кинематограф у женщин единственное утешение в жизни.
Дрожит, морщится, а лопает. Подумать только: сорок копеек из двух блюд, а они оба эти блюда, и пятиалтынного не стоят, потому что остальные двадцать пять копеек заведующий хозяйством уворовал. А ей разве такой стол нужен? У нее и верхушка правого легкого не в порядке, и женская болезнь на французской почве, на службе с нее вычли, тухлятинкой в столовой накормили, вон она, вон она!! Бежит в подворотню в любовниковых чулках. Ноги холодные, в живот дует, потому что шерсти на ней нет, а штаны она носит холодные, так, кружевная видимость. Рвань для любовника. Надень-ка она фланелевые, попробуй. Он и заорет: «До чего ты не изящна! Надоела мне моя Матрена, намучился я с фланелевыми штанами, теперь пришло мое времечко».

Ну, и так далее…

Это – прекрасно написанное вступление, это – мысли замерзающего и умирающего уже пса. Вы ничего не заметили?

А я, представьте, считаю, что вступление это написано от лица человека, более того – мужеского пола человека, бомжа несчастного, но весьма интеллигентного и вполне разумного, учитывая жуткие его обстоятельства, бомжа. От лица человека, засунутого автором в собачье обличье. Такие серьёзные МЕТАМОРФОЗЫ вполне допустимы в литературе, полагаю. Однако, допустимы по не менее серьёзным обстоятельствам. Например, в силу того, что автор желает человечество в целом увидеть как бы со стороны. Увидеть и осудить сочувственно. Так как-то.

Помните чеховскую «Каштанку»? Рассказ, почему-то считающийся детским. Помните мир этой симпатичнейшей собаченции? Совершенно и абсолютно собачья душа была тщательно выписана Антоном Павловичем – душа немудрящая, не помнящая зла, совершенно не интересующаяся нижним бельём проходящих дам и верная привязанности своей до самого последнего предела. Благородная душа собаки, выставленная на обозрение в некоторый упрёк нам, человечеству, когда, потеряв маленького друга, мы не отчаиваемся, не мечемся в поисках, а идём от трудов праведных поразвлечься в цирк.
У Каштанки, позвольте заметить, и душа, и сердце, несомненно были собачьими.

Помните жуткую фантазию Уэллса «Остров доктора Мора»? Помните, как изуродованные тщеславным демиургом звери, почти люди внешностью своей, наученные чудом каким-то говорить и немножко думать, упрямо оставались теми, кем были созданы изначально? Помните, как человек-сенбернар пытался защитить просто человека, как он тёрся около него, как человек-леопард охотился по ночам, как человек-гиена пожирала трупы? Роман был написан о том, что зверя в человека превратить невозможно (несмотря на всё уважение Герберта Уэллса к Дарвину и Гексли), но человек вполне может потихоньку сползти к животному.
У человека-сенбернара сердце было собачьим.

Зачем Булгакову понадобилось выписывать человечью душу в собаке, ежели потом он засунул в нее ГИПОФИЗ (душу и личность по версии Преображенского) случайного проходимца и, тем самым, вынул её, эту собачью (но написанную, как человечью) душу? Какой в этом был смысл, не для Филиппа Филипповича, который, предположим, не знал о том, что собаки практически равны по интеллекту ему, профессору, а Булгакову, который, наверняка знал, что собака не умеет ТАК мыслить?
Давайте запомним и эту нелепость.

Прочтите вот этот отрывок:
«– Да! – рявкнул Филипп Филиппович. – Да! Если только злосчастная собака не помрет у меня под ножом, а вы видели, какого сорта эта операция. Одним словом, я, Филипп Преображенский ничего труднее не делал в своей жизни. Можно, конечно, привить гипофиз Спинозы или еще какого-нибудь такого лешего и соорудить из собаки чрезвычайно высоко стоящего индивидуума. Но на какого дьявола, спрашивается. Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно. Ведь родила же в Холмогорах мадам Ломоносова этого своего знаменитого. Доктор, человечество само заботится об этом и в эволюционном порядке каждый год, упорно выделяя из массы всякой МРАЗИ, создает десятками выдающихся гениев, украшающих земной шар. Теперь вам понятно, доктор, почему я опорочил ваш вывод в истории шариковской болезни. Мое открытие, черти б его съели, с которым вы носитесь, стоит ровно один ломаный грош».

Ключевое слово в этом отрывке, а я полагаю – и во всей повести, слово МРАЗЬ.
Если вспомнить ещё программную филиппику профессора, о том, что разруха в головах, когда сортиром не умеют пользоваться, да добавленную уже в сценарии фильма звонкую фразу: «Сначала бачком надо научиться пользоваться, а потом революции делать!» то полагаю я в образе Шарикова был и вправду выведен тот ПРОСТОЙ люд, который вышел на поверхность и крепко замутил жизни профессоров и писателей своей революцией, ни к ночи будь помянута.
А это уже не совсем прилично, на мой взгляд. Не интеллигентно как-то, согласитесь! Называть людей СКОТАМИ!
Тот самый люд, который до революции ну никак не мог выучиться пользоваться бачком, поскольку жил по чердакам, подвалам, казармам, отделённый друг от друга, хорошо, если фанерной огородкой, а то – и тряпкой на верёвке. И располагал тот люд только выгребными ямами во дворе, как, впрочем, и профессорский дворник-выручальник, Фёдор, живший в своей каморке при воротах и поблизости от той же выгребной ямы. Ну, не делиться же с этими СКОТАМИ своими комнатами, которых и так всего семь!

Вот этот ПРОСТОЙ ЛЮД и обозначил профессор (а с ним, боюсь, что и Булгаков) дивным словом МРАЗЬ.
Вот, ради этого слова и были притянуты белыми нитками все эти несообразности в повести. Собака, превращаемая в человека-мразь и возвращаемая в собачью шкуру, туда, где и должна содержаться МРАЗЬ. Где она вполне терпима и даже достойна пищи и тепла. Туго притянутые друг к другу, но совершенно несродственные мотивы просто обязаны при первом же чтении обозначить скотскую природу ПРОСТОНАРОДЬЯ и в то же время, вступлением прекрасным от имени Шарика-пса, обозначить животное это всё-таки некоторым образом человеком. Для сходимости смыслов.

На мой взгляд – не стоит повестушка ни Пантеона, ни бумаги, на коей написана, ни упоминания о ней. Из уважения хотя бы к настоящему Булгакову.

Но я, как видите, написал тут…
А потому, что напомнили.

«Мрази ненавидят творческих людей» – надпись на одном из траурных венков в память невинноубиенного Остапа Бендера нашей высокодуховной оппозиции – Бориса Немцова. «Мрази» – это мы с вами, остальные прочие, не пришедшие поклониться праху. Так ситуация показывает.
«Быдло», «мрази», «зомбифицированные неучи» коих 80% – это мы с вами. Нас потчевала этими блестящими эпитетами те, кто…
Кто?
Полагаю те, в кого пересажен был ГИПОФИЗ профессора Преображенского. Ежели в реальной жизни такая пересадка бессмысленна и невозможна, то ГИПОФИЗ литературного героя заимствуется просто при восторженном чтении.

Особенно, если с давних времён укоренилась в России-матушке это отношение к людям – ПРОСТОНАРОДЬЕ!
Напомню первого литературного Шарикова нашего. Милейший, умнейший, сочувствующий всем обездоленным… людям хотел написать… нет – НЕ-ПРОСТОНАРОДЬЮ… Антон Павлович. Чехов. Рассказ «Злоумышленник».
«Перед судебным следователем стоит маленький, чрезвычайно тощий мужичонко в пестрядинной рубахе и латаных портах. Его обросшее волосами и изъеденное рябинами лицо и глаза, едва видные из-за густых, нависших бровей, имеют выражение угрюмой суровости. На голове целая шапка давно уже нечесаных, путаных волос, что придает ему еще большую, паучью суровость»
Смешной рассказик. Смешной мужичок. Его даже жалко под конец – посадят ведь!
И воспоминания Горького:
«Другой раз я застал у него молодого, красивенького товарища прокурора. Он стоял пред Чеховым и, потряхивая кудрявой головой, бойко говорил:
– Рассказом "Злоумышленник" вы, Антон Павлович, ставите предо мной крайне сложный вопрос. Если я признаю в Денисе Григорьеве наличность злой воли, действовавшей сознательно, я должен, без оговорок, упечь Дениса в тюрьму, как этого требуют интересы общества. Но он дикарь, он не сознавал преступности деяния, мне его жалко! Если же я отнесусь к нему как к субъекту, действовавшему без разумения, и поддамся чувству сострадания, – чем я гарантирую общество, что Денис вновь не отвинтит гайки на рельсах и не устроит крушения? Вот вопрос! Как же быть?
Он замолчал, откинул корпус назад и уставился в лицо Антону Павловичу испытующим взглядом...
– Если б я был судьей, – серьезно сказал Антон Павлович, – я бы оправдал Дениса...
– На каком основании?
– Я сказал бы ему: "Ты, Денис, еще не дозрел до типа сознательного преступника, ступай – и дозрей!"»

Вы понимаете, рассказ Чехова может быть прочитан так, как задуман, только при условии, что Денис Григорьев, первый наш с вами Шариков, занят целыми днями тем, что удит рыбу, да отвинчивает гайки. Всё! У него, у Дениса Григорьева нету семьи, которую надо кормить, избы, которую надо поднимать и крыть, коровы, для которой надо косить на зиму на пару стогов – а иначе сидеть семье его на воде и репе. Ему не надо платить недоимок – с каких денег?
Он не ест мяса десять месяцев в году, он спит летними месяцами по три-четыре часа, он зимой таскает дрова из лесу на лошадёнке, которой тоже сена надо заготовить. Его посылают в извоз, он платит налоги за дым и лапти. И у него нет денег на грузила.
Он вполне дозрел до настоящего преступника, он, как умеет, крутит мозги следователю. Он вполне понимает, кем именно надо прикинуться, чтобы скостили наказание, коли уж не сумел удрать от сторожа.
Когда я попробовал влезть по-настоящему в шкуру Дениса Григорьева, я понял, что от такой жизни послал бы я подалее все рассуждения о поездах, на которых мне никогда не ездить и о пассажирах тех поездов, которые никогда не будут платить мне за мой труд так, чтобы я хоть раз в году смог дух перевести. Есть господа, которые простого снопа увязать не могут, но у которых денег хватает на шампанское, а бутылка того шампанского – в стоимость половины коровы, так пусть и накручивают вслед за мной эти нужные и мне и им гайки. У них денег много, а я горб сорвал, чтобы пару копеек заработать.
Возможно именно так я бы и думал.
Помните, как срезали провода наши соотечественники, когда ГОСПОДА посадили их на хлеб-воду? Кого будем осуждать? Соотечественников ошалевших или ГОСПОД, записавших соотечественников в ПРОСТОНАРОДЬЕ?
Но рассказ развалится, если к Денису Григорьеву отнестись всерьёз и по-взрослому. Он, рассказ, просто не будет существовать.

Даже Чехов, даже он не очень-то различал людей в бородатых и косматых соотечественниках. Хотя и не мог не знать, кто ложился под брёвна на всех стройках, кто кормил и поил, и нищетой своей обеспечивал приличную жизнь двадцати процентам ЛЮДЕЙ.
Даже Чехов.
«…имение хорошее. Мужики нас любят»
Не СОСЕДИ, а МУЖИКИ.

Глубоко оно в нас сидит.
Чего же тогда удивляться на милейшего Шендеровича, написавшего в честь убийства Немцова следующий шедевр:
«Нас очень и очень много, нормальных людей, способных на сочувствие, понимающих цену человеческому достоинству, посильно преодолевающих тоску и страх...
Наша проблема в том, что НЕЛЮДЕЙ мы тоже числим людьми – и оцениваем их в человеческой номинации. Оттого и расстраиваемся, сопоставляя числительные, оттого и заходимся в бессильном гневе, не понимая, как такое возможно: лгать в глаза, изрыгать пошлости, убивать, устраивать обезьяньи пляски вокруг убитого...
Мы – ошибочно – полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду (нашему), в котором такое действительно невозможно, и вопим от возмущения.
Мы по инерции числим их оппонентами, а они – окружающая среда».

Грустно, господа!

Хотя и понятным становится источник ненависти к христианству, непреходящей, упрямой ненависти интеллигентов наших к тому храму, где ВСЕ люди равны. И бабки всякие (пожилые женщины), и шариковы занюханные (работяги, подметальщики, выгребальщики), и Шендерович великолепный, и Чехов, и профессор какой-нибудь Преображенский.

И всё-таки – грустно!


Автор:petrovich
Опубликовано:15.04.2018 18:30
Создано:2018
Просмотров:1276
Рейтинг:105     Посмотреть
Комментариев:7
Добавили в Избранное:2     Посмотреть

Ваши комментарии

 15.04.2018 21:21   SukinKot  
Интересные мысли. Не во всем, конечно, с вами согласен. Но вот что интересно. Люди и нелюди - очень сложная и спорная тема. То что касается простонародья - согласен с вами на все сто. Настоящая русская литература всегда любила маленького человека. Пушкинский Станционный смотритель, потом Гоголевская Шинель, герои Достоевского и так далее. Как раз во многом по причине барства, высокомерия, презрения к простым людям и произошла революция. А вот как быть с настоящим злодеем - убийцей, садистом - его тоже считать человеком или это нелюдь?
 16.04.2018 20:27   petrovich  Ненавидеть грех, а не носителя греха. Таков христианский постулат. Убийца и садист должны быть наказаны обществом согласно общественному договору, в частности - согласно УК.
Полагаю, что очень опасно начинать ЛЮДЕЙ именовать НЕЛЮДЬЮ. С нелюди спроса нет. Определи его так, он и станет зверем.
Просто очень трудно делать то, что делают священники - идут даже к приговорённым к смертной казни. И говорят с ними, и утешают их не в том смысле, что они не виновны, а в том смысле, что и в последний миг не поздно вспомнить о том, что ты не НЕЛЮДЬ, а - человек.
Я так думаю. Гораздо легче снять с души груз, сказать: "Он - нелюдь", и немножко при этом похвалить самого себя (стало быть, я - человек весьма достойный). Нет, к сожалению, такой простой путь ведёт только ослаблению самоконтроля и уходу от весьма тяжёлых размышлений о пути, по которому безгрешный младенец, взрослея, пришёл к убийству.
 16.04.2018 22:08   SukinKot  Мне немного по-другому видится. Наши предки, сталкиваясь в каким-нибудь немыслимым для них преступлением, например, увидеть растерзанные трупы, могли сказать: люди так не могли поступить, только нелюди. Не потому что возвеличивали себя или осуждали ближнего, просто вся их человеческая природа переворачивалась при виде такого зверства: не может человек так поступить.
 17.04.2018 21:23   petrovich  Совершенно понятная реакция! И я так бы реагировал. Посильнее эпитеты бывают. НЕЛЮДЬ, ведьм, вурдалаков надо уничтожать по обнаружении. Но упомянутые персонажи водятся только в человеческой фантазии. Нелюдь не судят, не разбираются. А в самых страшных эпизодах всё едино надо думать, судить, рядить, узнавать - почему так. Иначе будет повторение. А раз - суд, значит - люди. Изуродованные, перешибленные, страшные.
Цыган проходил - значит кобылу он украл. НЕЛЮДЬ. Чего судить?
Россия - плохая, значит - химией всех травит! Чего судить - они НЕЛЮДИ. Туда, туда придём. Постепенно.
 16.04.2018 22:12   SukinKot  Прошу прощения за косноязычие)
 17.04.2018 18:56   PerGYNT  Андрей Петрович, вы и, там, помянутые классики жанра рассматриваете понятия НАРОД, ГОСПОДА, ПРОСТОНАРОДЬЕ, НЕЛЮДИ, НЕЖИТЬ, МРАЗЬ и т. п. в контексте конкретного образования, т. е. объективно существующего и одушевлённого явления. А, между тем, нет ни конкретного, ни одушевлённого объекта, соответствующего этим словам. Это нечто отвлечённое от математической точки, от общего недвусмысленного определения, облачное понятие, не имеющего общего начала и конца. В отличии от конкретного человека. Человек в любом случае есмь конечное и объективное понятие, про которого можно сказать - вот ЕГО мир, а вот НЕ ЕГО мир. Про общество так не скажешь. С точки зрения любого чела общество, народ и его производные - вещи различающиеся с каждой особью хомо сапиенс и поэтому под общую гребёнку стричь их пустое занятие. Ибо их объективно нет. Есть отдельные точки в виде отдельных людей, а народа как матрицы из этих точек - нет
 17.04.2018 21:27   petrovich  Полностью согласен! Поэтому МРАЗИ, БЫДЛО, ПРОСТОНАРОДЬЕ, а также НОСИТЕЛИ СВЕТА, ЭЛИТА и пр. - суть понятия фейковые. А если - единицы, из коих складывается общее, то - люди. В том числе и те, которых с удовольствием называем ШАРИКОВЫМИ. Какие есть - но люди.
 18.04.2018 17:50   PerGYNT  ну уж и словечко - фэйковые)) и ведь не скажешь - ложные в виде русского аналога, а чёто типа ложновыпендрёжные штоле)) надо подумать) ведь русский яз. Велик и Могуч)
Вот хочу противопоставить всему этому созерцательный чисто импрессионистский характер, идущий от внутреннего мира отдельного человека, японское либо китайское понятие искусства вообще. Мне каэцца, в нём и не рассматриваются какие-то общественные проблемы, преступления и наказания, быдло-не быдло, элита-не элита. Вот есть чёткий человеческий ПУТЬ, дао, и мир, по которому это дао пролегает. Как бы этого и хватает для самовыражения творческой личности)
 20.04.2018 20:19   marko  Словом "фейк" изначально обозначали копию интернет-странички, на которую пользователь оригинала должен быть любыми способами коварно заманен, чтобы ввести свои реквизиты, которые в свою очередь должны быть у него при этом коварно стырены. Так что слово это вряд ли правильно использовать сплошь и рядом, как это делают журналисты. Правильнее сказать - "ложные". Что касается прочей терминологии, то с Павлом таки соглашусь: есть и носители света, есть и элита, есть и быдло, есть и мразь... Но - не в коем случае не применительно к категориям людей, но исключительно как индивидуальные характеристики. Тут главное не судить по одежке. Нередко с "быдлом" готов в разведку идти и в одной связке гору брать, а с "элитой"... разве что за достоевского потрындеть.

 16.04.2018 03:15   Auska  
Эта тема тянет на докторскую) Спасибо.
 16.04.2018 20:17   petrovich  Спасибо! Тема, на самом деле публицистическая, а не литературная. Мне кажется...

 16.04.2018 20:49   cosmeat  
Хмм... а причём тут Булгаков? Вы бы сразу к Шендеровичу адресовались. А за "повестушку" надо извиниться, пока я весь не вылез))
 17.04.2018 21:31   petrovich  Булгаков Михаил Афанасьевич является неоспоримым автором ПОВЕСТУШКИ. На мой взгляд - гадкой повестушки. И я объяснил - почему. Если плохо объяснил - извиняйте великодушно. Извинения от него мне, например, не нужны, поскольку имеет сей автор неоспоримые шедевры за собой. Ежели ПОВЕСТУШКА нравится, можно возразить, аргументированно желательно. Можно даже всему вылезти - не вижу препятствий.
 17.04.2018 22:04   cosmeat  Ок. Завтра будут аргументы, а пока примите добавку к вашим "Мал. трагедиям".
Булгаков нервно курил на трамвайной остановке, обдумывая кончину Берлиоза. Вдруг, завидев Аннушку, он затушил папиросу и кинулся вслед за ней, попутно сплюнув в остановочную урну. Из урны вынырнул Карапетян и, утирая правую щёку, на коленцах просил плевка на левую, но след Мастера безнадёжно простыл в Патриарших закулисьях)
 18.04.2018 14:29   cosmeat  Я вам там чуть выше накатал - приятного аппетита!)

 18.04.2018 12:09   Tebura  
Прочла комменты, жду пылкой полемики)
О людях и нелюдях вопрос ясен: все мы люди, даже в самых отвратительных проявлениях. И Шариков человек, можно и тружеником назвать ("вчера котов душили-душили").
Защищать автора и его "повестушку", кт по праву считается маленьким шедевром, не вижу необходимости. Уже то, что "Соб. сердце" сподвигло вас на такой темпераментный текст, говорит о многом))

 18.04.2018 22:12   Algiz  
Действительно - грустно!
И Чехов, и Булгаков - естественники, врачи. Они и в литературе остались верны первой своей профессии.
Вам очень нужно, чтобы вас любил ваш лечащий врач? Его дело - поставить верный диагноз и подобрать необходимый метод лечения.
Диагноз, поставленный М.А. почти век назад был абсолютно точным. Шариков - не мразь, он жертва социального эксперимента.
Теперь вспомним Суслова, который всерьез уверял, что в результате революционных завоеваний в СССР возникла "новая историческая общность - советский народ". Что этот советский народ сотворил сам с собой на постсоветском пространстве, я думаю, нам с вами хорошо известно.
Так, не лучше ли было - эволюционно, без экспериментов над живыми и грешными? Рожать, развивать, лечить, учить... медленно, но верно... Не прислушались к умным докторам, увы (
 20.04.2018 19:50   marko  Лора, а вы как себе эволюцию представляете? В эволюции как бы действуют законы, которые сторонники эволюции либо не припоминают, либо сознательно оставляют за скобками. Как вам, например, правило "выживает сильнейший"? Родная псевдоинтеллигенция в эволюции является самой жирной тупиковой ветвью, а более приспособленное к непростым условиям простонародье несет в себе все черты санитаров леса, которые в революционных потрясениях всего лишь проявляются. А еще эволюция - это непрерывное изменение, что тому же Преображенскому совершенно не свойственно, равно как и Борменталю, потому как они были, есть и будут рабами собственных стереотипов. Они физически способны приспособиться к новым условиям, но будущего в новых условиях у них нет - они всегда будут противопоставлять себя этим условиям. И пользуясь случайными блатными привилегиями. И, тем более, оказавшись на социальном дне. А вы говорите - эволюция.
 20.04.2018 21:41   Algiz  Именно так и представляю - выживает сильнейший, среди троглодитов - сильнейший физически, среди разумных существ - умственно и нравственно. И помогает выживать слабейшим, по вполне разумной человеческой потребности.
Революционные же потрясения, по моему, абсолютно всех обрекают на тупиковость, потому и нет будущего у героев повести, ну, м.б. возрожденный Шарик спасется, не тушкой, так милым псом )
А ежели бы не вернул его Преображенский в исходное состояние, получился бы учебник Истории СССР в чистом виде. Потому что Страну Советов разнесли по кочкам и угробили советские люди, это факт. Вот, перемрет наше поколение, и память об этой общественной формации постепенно растворится во времени. Вроде и справедливо, а грустно. Поэтому я все ж таки за эволюцию со всеми ее прелестями и гадостями )
 20.04.2018 22:08   marko  И вот первые две ваши фразы - разве не деление человечества на мразь и элиту? Хотя звучат как фрагмент божественной, но утопии а-ля доктор-живаго. Я много раз убеждался, что в проблемной ситуации "мразь" протянет руку помощи с гораздо большей вероятностию, нежели какой-нить Макаревич.
А теперь давайте вспомним, какое событие считается чуть ли не основным камнем в фундаменте современной западной цивилизации - уж не Великая ль французская революция с ее кровищей? Ну... как частный пример. Страну Советов разнесли люди - да, а царскую Россию тогда кто разнес?.. К тому же, если абстрагироваться от пожирания слабых и прочих неудобоваримых деталей, эволюционный процесс, чтобы перейти в некое новое качество, должен пройти именно через революционный скачок. Диалектика вроде как. Так что эволюций без революций не бывает, уж простите.
 20.04.2018 22:59   Algiz  прощаю ))
хотя мне понятнее " глубокий скептицизм в отношении революционного процесса, происходящего в моей отсталой стране, и противупоставление ему излюбленной и Великой Эволюции"
Это я М.А. цитирую )
терминология "мразь-элита" мне как-то не близка, просто люди изначально не равны и равными стать не могут, так мир устроен, увы ему и нам. и помогать тем, кто слабее, необходимо, в этом нет ничего утопического, это тоже часть эволюционного процесса.
Про царскую Россию - это вот верно ) Начали с нее, вошли во вкус, что ли? Но и там ведь основательно порылись пламенные революционеры...
 20.04.2018 22:11   SukinKot  А между тем, мы живем за счет того, что было сделано в советское время. Те же месторождения, которые страну кормят, были разведаны и разработаны в те времена. И наука, и книги, и фильмы. Это все история СССР. При желании, можно в любом периоде, в любом народе негатив найти. Ну разнесли. Экая невидаль - страны как и люди рождаются и умирают. Где Римская империя? Где Византия? Где Речь Посполитая? Тоже разнесены во многом благодаря своим гражданам.
 20.04.2018 23:07   Algiz  Кот, так ведь и я о том же самом! Понять не могу - почему автор статьи ополчился на русских классиков? Ну, предвидели они финал гораздо раньше всех остальных, писали об этом честно и откровенно, при чем здесь какая-то нелюбовь к народу? Тем более что все это дела давным-давно минувших дней.
Была страна, осталось много хорошего даже после всех разрушений. Все это - прошлое, история. Зачем обвинять давно ушедших писателей в том, что так или иначе произошло, и причем здесь их нелюбовь к народу в образе натурального нелюдя Шарикова?
 20.04.2018 19:52   marko  Комментарий удален модератором

 20.04.2018 18:07   ole  
У всех моих любимых писателей есть вещи, которые я перечитывать вряд ли буду. Это нормально.
Булгаков - любимый. Но и "Собачье сердце", и "Роковые яйца" я не перечитывала и, скорее всего, уже не перечитаю. Потому что не понравились, без теоретической базы. Ваша публикация заставила задуматься.
Но сначала о другом. "Булгаков, на мой внетусовочный и совершенно провинциальный вкус, много всякой ерунды написал, пока не вышел в то огромное пространство смыслов и музыки, в котором и «Белая гвардия», и «Мастер и Маргарита»." Но "Белая гвардия", написана им в самом начале. Перепутали? Бывает. Это мелочи.

"Хотя и понятным становится источник ненависти к христианству, непреходящей, упрямой ненависти интеллигентов наших к тому храму, где ВСЕ люди равны..." Смысла этой фразы я не поняла.

Теперь о том, как я это вижу. Человек - единственное живое существо, наделенное душой. Как бы мы ни любили своих братьев меньших, как бы ни наделяли их человеческими качествами, они остаются бездушными. Для них верность - не подвиг, а предательство - горе, но не грех. Превратившись в человека, Шариков утратил главное собачье качество, а главного человеческого не приобрел. Поэтому я не стала бы делать из него обобщенный образ, он - творение единичное. А вот Швондер, который принял его, не увидел разницы - он как раз и страшен. И мы, читатели, смотрим на него глазами профессора как на недочеловека. А он, между прочим, представитель хоть и маленькой, но власти. Не исключено, что не назначенный на должность, а избранный.
Шариков же - жертва эксперимента. Нечеловеческого, непростительного, но случившегося.
Так будем осторожны в своих экспериментах. :)
 20.04.2018 19:30   petrovich  Вот, видите - я могу считать, что не зря свою писанину выставил. Очень дельные вещи в ответ слышу. Очень дельные. Взяли бы, да и, сосредоточась и материалов набравши, изложили свой взгляд! Интересно же!
Да, "Белая гвардия" написана в первом своём варианте раньше. Тут я поспешил с красивой фразой. Не додумал.

 25.05.2018 17:49   TheTrumpeter  
Мне думается, Вы затронули очень серьёзную тему. Не могу не обратить Ваше внимание на её развитие вот тут

https://45parallel.net/yuriy_lifshits/predatelstvo_professora_preobrazhenskogo_sobache_serdtse_nablyudeniya_i_zametki_chast_1/

продолжение тут

https://45parallel.net/yuriy_lifshits/predatelstvo_professora_preobrazhenskogo_sobache_serdtse_nablyudeniya_i_zametki_chast_2/

Не буду никак оценочно предварять Ваш возможный интерес к этим публикациям. Скажу только, что будет интересно.

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Произведение недели

Стихотворение Зимы 2017/2018

Поэт Зимы 2017/2018

Произведение года 2017

Камертон