Текущие бонусы в кнопках






Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
На главнуюОбратная связьКарта сайта
Сегодня
24 сентября 2018 г.

Начинаешь курить, чтобы доказать, что ты мужчина. Потом пытаешься бросить курить, чтобы доказать, что ты мужчина

(Жорж Сименон)

Наши именинники


Проза

Все произведения   Избранное - Серебро   Избранное - Золото

К списку произведений

из цикла "Бывает же такое!"

Охота на красивую жизнь (XIV)

Глава 14.

Перепалки перепалками, однако торчать целыми днями в квартире становилось все тяжелее. Катька изводила разговорами — хоть уши затыкай. Настал такой момент, что я не выдержала, наскоро оделась и ушла из дома. Как раз и предлог нашелся — нужно было в издательство, там срочно потребовалось мое присутствие. Уж не знаю, зачем я понадобилась редактору, раньше мы все улаживали по «удаленке», но раз надо… поехала.
Не сразу, но я обнаружила «хвост». Машина сопровождала именно меня. Василий? Его охрана? Проверила на всякий случай, остановившись у пары магазинов. «Так и есть — не отстают. Ну и черт с ними!» — выругалась и продолжила путь.
В издательстве дело оказалось пустяковым. Но редакторша пристала как репей:
— В кои веки ты до нас добралась, это требуется обмыть… хотя бы чашечкой кофе.
Когда спустя полтора часа я вышла на улицу, автомобиль преследователей отсутствовал. Чтобы как можно позже вернуться домой, я отправилась в торговый центр неподалеку от нашего дома. Там «зависла» еще часа на три, обойдя почти все магазины.
Нагруженная пакетами и авоськами, довольная и умиротворенная, я подходила к подъезду. Дверца близстоящего автомобиля открылась, появился огромнейший букет любимых мною светло-малиновых роз, а вслед за ним — собственной персоной герой нашего сериала — Василий. Разминуться с ним не представлялось возможным. Сбежать некуда. Да еще эти вездесущие охранники! Обступили меня с двух сторон, буквально вырвали из рук сумки. И осталась я наедине со своей несостоявшейся любовью. И опять разумный мозг повел борьбу с замирающей от счастья и блаженства буквально на глазах глупеющей душой. Перевес оказался на стороне души. Она ликовала, а разум, как ни странно, выдавил лишь скупую слезу, я не успела подхватить ее. Подлая — она шмякнулась на начищенный до блеска ботинок Василия. Он, конечно, не заметил, не до того ему было.
Его пластинку заело:
— Люба, Люба, Любаня… Люба…
У меня же до предела обострились все чувства — накрыло волнами родных до боли звуков и запахов.
— Ладно, — тихо, почти шепотом, произнесла я. — Пошли. Выясним отношения. Чему быть, того не миновать…
Катька, скорее всего, была в сговоре с Василием. Во всяком случае, я не заметила даже тени удивления, когда наша многочисленная компания (охрана, отягощенная пакетами, топталась позади нас) появилась на пороге квартиры.
— Прошу, прошу, гости дорогие. Обувь не снимаем, проходим на кухню, — запела Катька нежнейшим голосом, но в сторону охранников бросила свирепый взгляд и кивком головы приказала оставить покупки на полу в коридоре. Те бессловесно подчинились и ретировались к лифту.
— Санек спит, — констатировала дочь.
Я на автопилоте схватила вазу для цветов и ринулась к мойке, чтобы налить воду. Василий быстро-быстро бочком протиснулся в самый дальний угол за обеденным столом. «Боится, что выгонят, — отметила мельком, — ишь, как ввинтился, клещами теперь не вытащить».
— Говорите разговоры. Не буду мешать, — раздался Катькин писк из-за плотно закрытой двери кухни, а я машинально начала вертеть головой в поисках мышеловки (будь оно неладно — мое воображение). Однако затягивать паузу не стала — не в театре же:
— Давай начистоту: что тебе от нас нужно?
— Мира, — простодушно ответил Василий.
— Трубку принес? — не удержалась от язвительного вопроса.
— Какую трубку? — не понял мой собеседник. — Ты же знаешь, не курю.
Неужели все-таки Василий туп? Никак не ожидала. Сей факт огорчил. Видимо, это отразилось на моем лице.
— А, понял. Шутка? Ты про трубку мира?
Я кивнула, и Василий на радостях протянул ко мне обе руки.
— При примирении следует обняться или в крайнем случае скрепить начало новой вехи в отношениях рукопожатием.
— Пожалуйста, без театральных эффектов! — осадила я гостя. — Говори, зачем пришел, что хочешь — конкретно. И не тяни время. На все про все у тебя не больше пятнадцати минут.
— Как скажешь. Я хочу общаться с сыном. Это первая просьба. Вторая вытекает из первой: мать сына тоже не должна игнорировать меня. И третья — прошу позволить принимать участие в расходах.
В моей душе распоясались паяцы. Они весело хохотали и прыгали, словно малые дети на батуте. Вместе с ними развеселилась и я.
— Сын, говоришь… А мы при чем? Сколько можно повторять! Никакого отношения к Саньке ты не имеешь. Даже я не знаю, от кого моя непутевая дочка его родила. Учти, ваши с Катькой беседы не стоят и ломаного гроша. Она бессовестным образом солгала тебе, а ты повелся. Так что даже точки на «i» расставлять рискованно — у меня под рукой кипяток. — Я указала на чайник.
— Хорошо, — тотчас согласился Василий. — А просто так с вами мне можно общаться? Как другу семьи.
Это еще что такое? Не слишком ли рано мой бывший товарищ сдал позиции? Часть плана? Заговор? Я задумалась. Если Василий поверил мне, значит, у меня появился второй шанс. Во-первых, моя любовь к нему никуда не делась, обманывать я могла Катьку или Риту, но не себя. А во-вторых, с некоторых пор я поняла, что деньги все же много значат. С появлением Саньки денежный вопрос стоял остро слишком часто. И я порой сожалела о разрыве с Василием. Подумаешь, олигарх. Они ведь тоже люди. И что плохого в том, что человек благополучен? Ведь нас никогда не раздражало, например, Нинкино благополучие. Мы даже завидовали ей. Иногда…
А если Катька с Василием ломают передо мной комедию? Моя дорогая доченька запросто могла нафантазировать все что угодно, да так ладно, что поверил бы и Фома неверующий.
— С каких это пор ты стал другом семьи? — вынырнула я из раздумий.
— После нашего сегодняшнего перекура, — парировал Василий.
— Ну-ну… — я решила подвести итог. — Хорошо. Топор войны зарыт. Впрочем, о чем я говорю… Войны не было, так… перестрелка дробью. Как сейчас модно говорить, «бан» снят. Если интересно, общайся с Катькой и Санькой. Меня прошу в ваши игры не ввязывать. И заруби себе на носу: если сын у тебя и имеется, то обитает он уж точно не в этой квартире. Как понял? Прием…
— Прием, прием. Все понял. Предельно ясно. Переводчик не требуется, — подхватил дуракаваляние Василий. — Для начала вот вам мой вступительный взнос в ваш клуб.
Он вытащил бумажник, не глядя, выхватил из него пачку купюр и аккуратно положил на середину стола. Потом очень ловко выбрался из угла и поспешил скрыться, пока я, уставившись на деньги, застыла в оцепенении.
Хлопнула входная дверь. На кухню ввалилась Катька, увидела банкноты и радостно завизжала:
— Мусь! Живем!


Автор:IRIHA
Опубликовано:05.01.2018 18:59
Просмотров:470
Рейтинг:50     Посмотреть
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

Ваши комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!
Кобаяси Исса
Поиск по сайту

Ристалище

Стихотворение Весны 2018

Поэт Весны 2018

Произведение года 2017

Камертон